Социалистические партии и развитие коммунистической партии

Материал из Викитаки

Перейти к: навигация, поиск

Социалистические партии в Мексике мало сделали для того, чтобы заставить трудящихся думать о Социалистической Революции. Локальные группы, появлявшиеся время от времени, обычно исчезали после выборов или попытки избрания кандидатов в органы власти. Во время выборов они почти всегда сотрудничали с буржуазными партиями, используя следующий метод: поддержка кандидата одного из регулярно действующих политических институтов в обмен на более или менее пространные обещания, никогда не выполнявшиеся. Эта процедура была настолько привычной, что народ никогда не рассматривал Социалистические партии как на деле самостоятельные организмы: Их воспринимали, как то, чем они являлись в реальности - удобные придатки, используемые политиками в качестве средства для привлечения рабочих голосов. Например, кандидат в мэры Масатлана (город в штате Синалоа), поддержанный “Partido Republicano Sinaloense”, “Partido Radical Democratico” и “Partido Socialista Sinaloense” - этот кандидат является богатым бывшим полковником кавалерии, сменившим кавалерийское седло на сиденье автомобиля.

Эта неразбериха началась во время “революции” Каррансы 1913-16 гг., когда проснувшемуся пролетариату роздали безмерное количество обещаний, а само федеральное правительство занималось организацией “профсоюзов” и “социалистических партий”. Правительство Каррансы совершило измену перед лицом рабочего класса путем проституирования словом “социализм” и опозорив его – это никогда не будет забыто и прощено.

Слово “социализм” употребляется во многих странах, но все же не в такой степени, как в Мексике. Стало невозможно отличить фальшивые организации вроде “Partido Socialista de Pachuca” от таких настоящих организаций как “Partido Socialista de Yucatan”. Первая является ничем иным, как вспомогательным филиалом одной из буржуазных партий Пачуки, тогда как последняя, несмотря на то, что поддалась в конце концов упадку парламентаризма, по крайней мере, создавалась на социалистических принципах и объединяет в своих рядах классово сознательных трудящихся.

“Partido Socialista de Yucatan” появилась из горнила революционного периода в качестве политического крыла Лиг Сопротивления. Ее членский состав был идентичен членскому составу Лиг Сопротивления: она объединила индейцев майя и работающих на больших плантациях хенекена в Юкатане пеонов. (N.E. Юкатан производит более трети хенекена в мире. Проживающие в штатах Юкатан и Оахака индейцы-майя - племя, отличающееся от прочих индейцев Мексики. Они – наследники индейской цивилизации, более древней, чем цивилизация ацтеков. Они говорят на своих собственных языках и мало кто из них знает испанский.). - “Упадок” Социалистической партии Юкатана не означает сокращения числа членов. Лиги Сопротивления по-прежнему еще существуют, а их члены все еще входят в Социалистическую партию. Партия продолжает выигрывать выборы. Она все так же контролирует легислатуру штата, ее губернатор все так же занимает свой оффис в столице штата, а ее депутаты по-прежнему сидят на своих местах в Национальном конгрессе. Число членов партии не сократилось. Это руководители - политики, избранные на государственные должности, предают свою партию, проведя несколько куцых реформ, а администрация штата столь же коррумпирована, как и любой буржуазный механизм, ранее находившийся у власти. Лишь один человек, индеец-майя по имени Фелипе Каррильо[1], остается честным и верным своим принципам, но даже он участвовал в обмане масс путем поддержки других лиц, не столь верных делу, как он сам. - Этот человек - Каррильо – весьма заметная личность. Безусловно искренний и обладающий личным магнетизмом, проистекающем из его крайней простоты, он завоевал безраздельную любовь индейских пеонов. Он - их лидер во всех смыслах этого слова. Майя завтра начнут революцию, если “Фелипе” так велит - а Фелипе даст такой приказ (как он время от времени говорит), если у него будут оружие и амуниция - к сожалению, он не способен дать верную оценку своим коллегам - собственным креатурам. Люди, отобранные им для работы в политической власти, почти все никуда не годятся, и хотя никому не удавалось дважды обмануть, по разу это сделал каждый. Он сейчас крайне разочарован политиками и парламентской действительностью.

Я уделяю так много места “Partido Socialista de Yucatan” потому, что это - единственная социалистическая партия из числа разбросанных по разным штатам Республики, которая обладает большим количеством членов. Организации вроде “Partido Socialista Michoacano” и “Partido Socialista de Coahuila” не обладают никакой общественной поддержкой.

Возможно, что первой Социалистической партией в Республике была “Partido Socialista de Mexico”, организованная группой из девяти-десяти марксистских “эволюционных социалистов” (школа Каутского) одиннадцать лет назад[2]. За исключением еженедельных заседаний она мало что сделала и в 1919 г. среди ее членов было девять-десять основателей и пять-шесть человек еще. Она даже не способна понять современный революционный социализм и является насквозь парламентарной по духу. Ее значение в настоящий момент заключается в том, что она призвала к проведению конгресса, породившего Partido Comunista Mexicano.

Различные социалистические партии в Мексике не обладают официальными связями друг с другом. Группа в Мехико осознала необходимость совместных действий в начале 1919 г. и призвала к Первому Национальному Социалистическому конгрессу[3]. В стране было лишь несколько настоящих социалистических партий (даже правых), так что призыв был послан профсоюзам, студенческим группам и т.д. – “всем заинтересованным в создании Национальной Социалистической партии организациям”. Конгресс собрался в августе 1919 г., на нем присутствовали делегаты от социалистических партий, профсоюзов, групп по изучению социальных проблем, радикальных периодических изданий и пр. Конечно, не все делегаты были социалистами. Это было грустно, но неизбежно. - Одним из делегатов, кто совсем уж не мог быть назван социалистом, был Луис Н.Моронес, способный демагог, известный агент Сэмюэля Гомперса в Мексике. У Моронеса был мандат “Federacion de Sindicatos” (Мехико) и “Partido Socialista de Pachuca”, и хотя было ясно, что и та и другая существуют лишь на бумаге, оказалось невозможным предотвратить признание мандатов.- Это, однако, стало первой и последней победой Моронеса на конгрессе. С этого момента, чтобы он не предложил, все отвергалось и все, против чего он выступал, принималось подавляющим большинством. Несмотря на его хитрую политику, конгресс создал Национальную Социалистическую партию и принял план действий (составленный товарищами Манабендрой Нат Роем и Фрэнком Симэном), радикальный до последней запятой. План включал присоединение к Третьему Интернационалу и программу, основанную на вере в диктатуру пролетариата, революционные действия масс и политическую стачку. Политическая деятельность принималась лишь как средство пропаганды, специально указывалось, что Социальная Революция будет произведена трудящимися, а не парламентской машиной.

Среди делегатов конгресса был некий Линн А.Э. Гэйл, американский “уклонист”, приехавший в Мексику как Симэн и другие, чтобы избежать призыва в армию Соединенных Штатов. В Соединенных Штатах Гэйл был ничтожеством и, что еще более важно, не имел никакого отношения к социалистическому движению. Он был членом “Демократической партии” в штате Нью-Йорк, осуществлял случайную неприглядную работу для Таммани-Холла. У него не было принципов. Единственным его политическим кредо было, что все “республиканцы” - демоны, а все “демократы” - мессии. Он выполнял свою работу столь ревностно, что даже получил письма от бывших губернаторов Нью-Йорка Дикса и Гленна, восхваляющие его “поддержку партии” и заявляющие ему, что он “великолепно подходит для политической работы”. (Г.Б.Дикс и Гленн являются двумя наиболее пресловутыми среди политиков Таммани-холла, были губернаторами Нью-Йорка. Последний, являясь католиком, посвятил добрую часть своей кампании за переизбрание подпольным призывам к “солидарности католиков”.). Гэйл все еще гордо показывает эти письма.

По приезде в Мексику Гэйл стал спиритуалистом и занялся природолечением, а его жена - целителем “Новой мысли”, “специализирующейся на случаях, не поддающихся лечению”. Дела с “Новой мыслью” обстояли неважно и чета Гэйлов была вынуждена заняться другими вещами - брачным агенством, бюро по найму, лекциям о “пути к успеху” и пр. - Однажды он связался с немецкими агентами и неожиданно стал социалистом, создав свой личный орган “Журнал Гэйла” - рупор американской антивоенной пропаганды. Когда немецкому делу пришел конец, Гэйл начал оглядываться вокруг в поисках иных источников денег. Он нашел их в правительстве Каррансы. Он уже объявил себя социалистом и потому счел полезным вести каррансистскую пропаганду среди рабочих, убеждая их, что Карранса – “социалист” и “друг трудящегося класса” и т.д. Я отсылаю Вас к “Журналу Гэйла” (любой номер ранее сентября 1919 г.). ОН СКАЗАЛ МНЕ ЛИЧНО В ПРИСУТСТВИИ ДВУХ ДРУГИХ ТОВАРИЩЕЙ, ЧТО ПОЛУЧАЕТ БУМАГУ ОТ ПРАВИТЕЛЬСТВА.

Гэйл назначил себя делегатом Первого Национального Социалистического конгресса от “Журнала Гэйла”. На конгрессе он присоединился к нападкам на Моронеса. Он был среди выступивших против признания мандатов Моронеса, как и автор настоящего доклада. Было совершенно верным атаковать Моронеса, но для Гэйла это оказалось опасным. На следующий день Моронес пришел с номером “Журнала Гэйла”, полным пропаганды за Каррансу и начал контратаку. “Вот кем является человек, называющий меня орудием Гомперса, - гремел Моронес: “Ничем, кроме орудия Каррансы!” И не только Моронес был отвергнут конгрессом, но и Гэйл вместе с ним. Оба были освистаны делегатами со всех сторон.- Когда была организована Национальная Социалистическая партия, Моронес не был допущен в ее члены, а Гэйл исключен из ее исполнительного комитета. Вскоре после этого Гэйл был исключен также из партии, после того как стало известно, что он пытался раскрыть партийные секреты. - Тогда Гэйл неожиданно написал и напечатал манифест, в котором говорилось, что Социалистическая партия управляется Гомперсом и Моронесом; он попытался объяснить, что был исключен, не за связи с правительством Каррансы и предательство партии, а за левые взгляды. Он пытается провести смешную параллель между Джоном Ридом и собой, создав (вместе со своей женой и еще двумя-тремя коллегами) “Коммунистическую партию Мексики”, опубликовавшую манифест, осуждающий “желтую и выслуживающуюся” Социалистическую партию; однако эта партия не сумела разработать более радикальную программу, чем уже принятая социалистами. - Мексиканские трудящиеся к тому времени знали, кто такой Гэйл, и его партия осталась и всегда останется без членов. Его влияние существует лишь в Соединенных Штатах и прочих странах, обманутых названием “Коммунистическая партия” и дезориентированных его реалистическими историями о расколе “на правых и левых” в Мексике. Он сам себя назначил делегатом в Бюро Третьего Интернационала. (Ранее он пытался уговорить Социалистическую партию назначить его делегатом). Я уделяю так много времени Гэйлу по двум причинам: во-первых, чтобы пояснить возможность путаницы между группой Гэйла и настоящими радикалами в Мексике, и, во-вторых, поскольку я полагаю Гэйла опасным человеком. Я считаю, что у него есть все качества потенциального шпиона полиции.

На Первом Национальном Социалистическом конгрессе присутствовали делегаты из штатов Мичоакан, Халиско, Сакатекас, Веракрус, Коауила, Идальго, Агуаскальентес и Пуэбла, а также из Федерального округа. Юкатан не был представлен, но Фелипе Каррильо заявил о своем намерении послать делегатов на следующий конгресс. Конгресс принял план действий (точно в соответствии с принципами Третьего Интернационала) и организовал партию в масштабе всей страны, временно назначив Национальный Комитет и Генерального Секретаря. Немного спустя и в основном под влиянием Манабендра Нат Роя и Фрэнка Симэна* (побуждаемых товарищем Бородиным, прибывшим в Мексику незадолго до того) Мексиканская Социалистическая партия сменила название на Мексиканская Коммунистическая партия, чтобы избежать путаницы с правыми и с целью более четкого обозначения своей приверженности Третьему Интернационалу. Смена названия была проведена единодушным голосованием Национального Комитета. (Опасности путаницы с группой Гэйла нет, ибо теперь мексиканские трудящиеся знают слишком много о Гэйле, чтобы следовать за ним.). Впоследствии был избран делегат в Москву, а товарищ Хосе Аллен[4], генеральный секретарь, написал письмо с просьбой о приеме в Третий Интернационал.

Примером того, какую дурную славу приобрело в Мексике слово “социалистический” является то, что едва было принято название Коммунистическая партия, радикальные рабочие союзы, державшиеся до того поодаль, начали присоединяться к организации. Трудящиеся выразили огромное удовлетворение новым названием. Партия растет день ото дня, и я полагаю, что через сравнительно короткое время все революционные союзы присоединятся к ней и она станет признанным выразителем радикального социализма в Мексике.

Последним мероприятием Коммунистической партии стала инициатива по созыву Латиноамериканского конгресса и созданию Латиноамериканского бюро Третьего Интернационала[5].

Хесус Рамирес (Симэн)

Мадрид, 18 янв. 1920 г.

(* Я думаю, стоит уточнить тот факт, что Фрэнк Симэн и автор настоящего отчета - Хесус Рамирес -одно и то же лицо. Товарищ Бородин пояснит значение первых двух имен).

Источник

  • РГАСПИ, ф. 495, о. 108, д.4, лл.5-8. Машинописный текст на английском языке. Подпись – автограф. На первой странице документа имеется штамп: Архив Коминтерна N 104 Москва.

Примечания

  1. Каррильо Пуэрто, Фелипе (1872-3.1.1924). Железнодорожный служащий. Редактор г. "Эральдо де Мотул" (1906). Участвовал в мексиканской революции в армии Сапаты (1913). Основатель Центральной лиги сопротивления Юкатана и Социалистической партии Юкатана (с 1921 – Социалистическая партия Юго-Востока). Один из основателей Группы Молодых Красных Социалистов (1918). Встречался с Бородиным (1919). В 1920 Х.Аллен установил с К.П. контакт для восстановления МКП. Вступил в МКП (1-2.1920). Вместе с Алленом и генералом Ф.Мухикой реорганизовал Латиноамериканское бюро III Интернационала, пропагандировал его идеи в Сакатекасе (1920). Вскоре прекратил деятельность в МКП и ЛАБ, поддерживая спорадические контакты с коммунистами. Участвовал в избирательной кампании А. Обрегона (1920), сотрудничал с КРОМ (1920). Губернатор штата Юкатан (11.1921). Его правление в Юкатане расценивалось “как первая советская республика на американском континенте”. Расстрелян во время мятежа де ла Уэрты.
  2. Речь, вероятно, идет о Рабочей Социалистической партии Мексики, созданной в 1911 г. адвокатом Адольфо Сантибаньесом и немецким эмигрантом Паулем Цирольдом (бывшим членом Социал-демократической партии Германии). Партия, насчитывавшая около пятидесяти членов, практически прекратила свою деятельность в 1915 г, хотя её руководители продолжили публиковать свои статьи, решительно высказавшись в поддержку крестьянских армий Э.Сапаты и П.Вильи, как “наполовину социалистических”.
  3. Этот призыв был опубликован Социалистической партией в Мехико в марте 1919 г.
  4. Аллен, Хосе (8.7.1885 или 1889 -?) /Алехо Ленс/. Выходец из американо-мексиканской семьи. Работал механиком-электриком на государственных военных заводах, мастером табачной фабрики “Эль буэн тоно”. Член Гран Куэрпо Сентраль де Трабахадорес (1918). Один из основателей Группы молодых красных социалистов (1.1919), издававшей г. “Эль Совьет”. Один из инициаторов созыва I Национального социалистического конгресса Мексики и его делегат от Группы молодых красных социалистов. На конгрессе примыкал к группе Роя-Симэна. Избран Генеральным секретарём, членом ИК и Национального комитета МСП. Участник “чрезвычайного заседания” НК МСП (24.11.1919), провозгласившего основание Мексиканской Коммунистической партии, избран генеральным секретарём МКП и Латиноамериканского бюро III Интернационала. Участвовал в деятельности культурной группы “Вида нуэва”, представлял её в качестве “братского делегата” на I конвенте Коммунистической Федерации мексиканского пролетариата (1921). При посредничестве Ф.Симэна встретился с председателем Панамериканского бюро Коминтерна С.Катаямой, но не пришёл с ним к согласию о тактике компартии (1921). I расширенным пленумом ЦК (2.1921) заменён на посту генерального секретаря Секретариатом (А., М.Диас Рамирес, Х.Валадес). В мае 1921 г. арестован и выслан, несмотря на мексиканское гражданство, в США. По утверждению Б.Карра, А. являлся агентом американской военной разведки в 1918-21 гг. Овобождён американскими властями 28.5.1921. Вернулся в Мексику (26.7.1921). После объединительного съезда – член Секретариата КПМ (1921). Секретарь Мексиканской лиги рабочего просвещения [1923]. После реорганизации Национального Комитета КПМ (7.1923) – секретарь НК по финансам. Исключён из партии Национальным Исполнительным Комитетом (12.1923) за отказ передать документацию Диасу Рамиресу и интриги против последнего.
  5. Манифест об образовании Латиноамериканского бюро III Интернационала был опубликован 8 декабря – вероятно, после отъезда Бородина. Фактически бюро было конституировано в конце ноября. Временный комитет бюро состоял из мексиканцев Х. Аллена, А. Руиса, Е. Торрес, перуанца Л. Урмачеа, и американца М.Брустера.
Личные инструменты
© В.Звягинцев. "Одиссей покидает Итаку".
© ITAKA.PW
| книга | информация | комментарии | форум | о сайте |