История воинских званий в России и СССР

Материал из Викитаки

Перейти к: навигация, поиск
Интересная статья

Воинское звание определяет служебно-правовое положение или статус (права, обязанности) военнослужащего по отношению к другим военнослужащим.

Воинские звания при­сваиваются военнослужащим в соответствии с их служебным положением, военной или специальной подготовкой, выслугой лет, принадлежностью к виду вооруженных сил, роду войск(службы) и заслугам. Воин­ские звания являются важным условием правильной организации прохождения личным составом военной службы, расстановки кад­ров и их наиболее целесообразного использования. Наличие воин­ских званий создает необходимые предпосылки для устойчивого служебно-правового положения военнослужащих. По ним в вооруженных силах устанавливаются отношения подчиненности и стар­шинства между военнослужащими. Воинские звания имеют существенное значение в определении конкретных прав на материальное и денежное довольствие, на государственное обеспечение и льготы как самих военнослужащих, так и их семей.

Содержание

Знаками различия военнослужащих по званию в различных армиях являются погоны (эполеты, контрпогоны), шевроны, петлицы, реже — кокарда и другие знаки и эмблемы на головном уборе.

В русской армии знаками различия военнослужащих в различные периоды времени были

Звание или чин?

Основная статья: Звание или чин?

В ряде публикаций, в том числе и специалистов, серьезно занимающихся историей воинских званий, периодически вместо термина звание используется термин чин. Однако при этом необходимо учитывать следующие обстоятельства:

  • Слово чин вплоть до начала XX века в русском языке было многозначным, оно обозначало как вообще некий «порядок» (отсюда слова чиниться, чинно и т. д.), так и человека, этому порядку подчиненного, и должность, этим человеком занимаемую.
  • Во многих случаях в документах XVII—XIX веков, регламентирующих звания различных ведомств, под словом чины в действительности имеются ввиду не звания, а их носители, например «чины военного ведомства».
  • В XIX веке в официальных документах уже четко разделяется понятие чина и звания, в чем несложно убедиться просто прочитав приказы по ведомствам. В то же время в быту, особенно в малообразованных слоях населения, эти понятия отождествляются.
  • Уже к началу XIX века в ряде ведомств существовали и чины, и звания, существовало их четкое разделение. Некоторые чины официально превращались в звания. Так, например, произошло с придворными чинами камер-юнкера, камергера, пажа и камер-пажа, которые стали почетными и придворными званиями.
  • При уже состоявшемся четком разделении понятий чина и звания в практике делопроизводства продолжали использоваться устоявшиеся архаичные формулировки типа «старшинство в чине», «чинопроизводство», «тем же чином», «против чина» и т. д., сохранившиеся в неизменности с петровских времен.
  • Вплоть до начала XX века носители придворных званий именовались «чинами Двора» при том, что указами им присваивались именно звания, а не чины.
  • Помимо «чинов Двора» при императорском дворе состояли «служащие Двора», которые при этом имели придворные чины.
  • Вплоть до 1930-х годов в России и СССР термин звание использовался и в значении «сословное положение», «социальное происхождение».

С середины XIX века в обществе считается неуважительным или даже прямо оскорбительным для офицера поздравить его с присвоением очередного чина, а не звания. И наоборот, присвроение воинских или придворных званий чиновникам (даже на несколько классов ниже их чина, например присвоение звания генерал-майора действительному тайному советнику или почетному опекуну) рассматривалось как форма поощрения, монаршей милости.

В современном русском языке, в том числе и в законодательстве, четко разделяется понятие звания (почетного, воинского, специального, ученого и т. д.) и понятие чина. Классные чины в настоящее время присваивают исключительно чиновникам государственной службы, причем только в том случае, если государственный служащий не имеет права на получение по службе воинского или специального звания. Таким образом, употреблять термин чин вместо термина звание не только безграмотно, но и может ввести читателя в заблуждение.

Воинские звания на Руси

Первоначально понятия воинского звания не существовало — воинов называли (отсюда и термин «звание») исключительно по занимаемой ими должности, название которой было производным от количества людей («воев»), находящихся под командой конкретного командира. При этом в IX-XII веках многие командные должности изначально были выборными (во всяком случае в городском ополчении), и совмещали командные и чисто административные муниципальные функции. Уже к XIII веку стала складываться ситуация, когда отдельные дружинники и военачальники вынуждены были выполнять определенные задачи помимо своей службы в составе дружин, например темников и тысяцких все чаще использовали в качестве руководителей временной военной администрации (так было к примеру при осаде Киева Батыем). Таким образом впервые воинское звание отделилось от должности и стало самостоятельным понятием. Для большинства русских дружин, как великокняжеских, так и удельных, в результате сформировалась следующая иерархия воинских званий:

  • молодь (собирательное название младших по положеннию, но не по возрасту, воинов дружины)
  • дружинник
  • десятник (аналог современного командира отделения)
  • сотник (аналог командира роты, капитана)
  • тысяцкий, тысячник (аналог командира полка)
  • темник (аналог генерала, от древнерусского числительного тьма — 10 000)

В дальнейшем на базе этой иерархии с определенными изменениями возникла система стрелецких званий. Интересно, что звание сотник в неизменном виде сохранилось вплоть до первых десятилетий XX века.

Воинские звания в России XV—начала XVIII веков

В начале этого исторического периода в России появились такие своеобычные военно-сословные структуры, как стрелецкое войско и казачьи войска. Это закономерно привело к появлению новых воинских званий. Затем введение системы полков иноземного строя вызвало к жизни новые воинские звания, частично аналогичные общеевропейским, этот процесс завершился с принятием в 1647 году первого Русского Воинского Устава.

Следует учитывать, что до воцарения Романовых в России стрелецкое войско состояло из стрелецких сотен, ни стрелецких, ни казачьих полков не существовало, а само слово «полк» обозначало не армейское подразделение (воинскую часть определенного тактического уровня), а группировку зачастую разнородных сил, предназначенную для решения определенной тактической задачи, например засадный полк, сторожевой полк, осадный полк и т. д.. Соответственно, в войске не было подразделений крупнее сотни, а наемные войска сводились в «иноземные роты», по численности равные сотням.

В правление Михаила Федоровича стрелецкие сотни были сведены в стрелецкие приказы, по пять сотен в каждом, приказом командовал голова, кроме того сотни стали делить на полусотни, таким образом в стрелецком войске появились новые звания. В правление Алексея Михайловича стрелецкие приказы преобразуются в полки, при этом их штатная численность увеличивается до десяти сотен. Впервые появляется воинское звание «полковник», а увеличение численности подразделений приводит к появлению звания полуголовы или полуполковника.

С 1630 года в России все иноземные роты сводятся в шесть полков иноземного строя, для которых устанавливается своя иерархия званий, отличающаяся от стрелецкой, в полки на службу направляются и русские подданные. В 1642 году формируются первые два чисто русские полка иноземного строя со схожими званиями.

В 1647 году первый Русский Воинский Устав определил и первую законодательно закрепленную систему воинских званий. Впервые в ней военнослужащие были разделены на категории — рядовые и урядники («нижние», «средние» и «высокие урядники»). Данное разделение с некоторыми вариациями, хоть и под иными наименованиями, сохраняется до настоящего времени.

Уставные звания большой полковой поручик и полковой сторожеставец не прижились в силу своей громоздкости, на практике продолжали пользоваться более короткими и привычными «иноземными» званиями.

В 1680 году царь Федор Алексеевич издал Указ о чинах воинских, который предусматривал унификацию воинских званий — отныне стрельцам под страхом бесчестия и наказания было велено именоваться по чинам иноземного строя. Этим же указом закреплялось новое звание из категории младших урядников (унтер-офицерское) — подпрапорщик.

Существенным изменениям система воинских званий подверглась в самом конце XVII века когда в ходе начавшихся петровских реформ был введен новый «Воинский Устав», автором которого был австрийский генерал на русской службе А. А. Вейде. Устав был официально издан в 1698 году, но применять его начали несколько ранее — как минимум с 1696 года. По неясным причинам уставом был упразднено звание капрала (хотя оно и продолжало существовать и присваиваться), впервые введено звание бригадира (поскольку впервые было введено бригадное построение корпусов и дивизий), также введены специфические генеральские звания по родам войск.

Звание генерала в Указе отсутсвовало, но активно применялось на практике. Звания комиссариусов присваивались только офицерам и генералам финансовой службы армии. Ряд званий был жестко привязан к конкретным должностям, например генерал-инженер по должности был заместителем генерал-фельдцейхмейстера. Звания подполковника и полуполковника являлись по сути не разными званиями, а вариантами одного и того же звания, как ни странно носитель звания просто выбирал наиболее приятный ему вариант.

В период после принятия «Устава» Вейде воинские звания в армии плавно эволюционировали, вновь создавались флотские звания, которые неоднократно пересматривались вплоть до принятия первого морского устава. Следует учитывать, что и до этого в России существовали отдельные корабли, но команды их формировались на основе структуры стрелецких приказов и носили стрелецкие звания. Например, флотилия, оперировавшая на Волге против разбойников, официально именовалась стрелецким полком, матросы — стрельцами, а ее командующий — полковником.

Эволюция флотских званий в целом следовала за развитием флота — так, строительство крупных кораблей вызвало появление звания капитан-командора, потребовалось повышение статуса квалифицированных матросов и некоторых младших специалистов, которые получили статус, равный армейским ефрейторам (официально появившимся несколько позже). С ростом числа кораблей различных типов, в особенности множества мелких парусно-гребных, потребовалось разделить единое ранее звание капитана по рангам, а для многочисленных подготавливаемых кадров ввести звание капитан-лейтенанта как кандидата на занятие капитанской вакансии. Массовое строительство кораблей потребовало привлечения квалифицированных кораблестроителей для осуществления общего надзора, для их привлечения в определенный период были введены звания сюрвайеров с достаточно высоким статусом.

Последними изменениями в системе воинских званий русской армии и флота перед введением Табели о рангах были изменения, установленные петровскими армейским Уставом от 1716 года и морским Уставом от 1720 года, которые приведены в следующем разделе.

Воинские звания в Российской Империи 1721—1917

До введения в действие в 1722 году Табели о рангах, установившей взаимно однозначное соответствие воинских званий, некоторых военных и статских должностей, классных чинов статской службы и придворных званий, в Российской империи присваивались воинские звания, установленные петровскими армейским Уставом от 1716 года и морским Уставом от 1720 года. В дальнейшем до 1917 года использовались воинские звания, предусмотренные действующей редакцией Табели о рангах, которая неоднократно пересматривалась на протяжении почти двух столетий. При этом следует учитывать, что некоторые звания так и остались неразрывно связанными с должностями, например звание фельдфебеля или генерал-кригс-комиссара присваивалось только в случае назначения на соответствующую должность (подобно тому, как в статской службе чин канцлера присваивался только главе внешнеполитического ведомства, что потребовало в результате введения дополнительного чина действительного тайного советника 1-го класса).

Воинские звания ниже обер-офицерских не вошли в Табель и их статус определялся только соответствующими уставами или указами, при этом некоторые из унтер-офицерских званий, например лейб-гвардии или лейб-кампании, в некоторые периоды времени относились к определенным классам Табели, но в Табель не включались, что впрочем не влияло на правовой статус их обладателей.

Одни звания жестко привязывались к соответсвующим должностям, в то время как другие уже были достаточно универсальными. Так, например, звание мичмана, ставшее универсальным в последующие годы, в 1720 году было все еще связано с исполнением конкретной должности, в то время как шкипер 2-го ранга уже рассматривается как универсальное. В то же время совершенно очевидно нарастает неразбериха в старшинстве и статусах званий. Так, секунд-майор морской пехоты оказывается равен армейскому подполковнику, капитан флотской артиллерии равен армейскому капитану, но вот сержант флотской артиллерии считается ниже, чем армейский сержант. Констапели флотской артиллерии соответствующих рангов оказываются на ранг ниже шкиперов флота и т. д.. Разумеется в этом только с большим трудом могли разобраться и образованные офицеры, не говоря уже о «детях дворянских» и безграмотных новобранцах. Даже в переписке Петра I просматривается нарастающее раздражение от всей этой чехарды. Видимо в совокупности все это и стало побудительным мотивом для принятия Табели о рангах.

В лейб-гвардии с момента введения в действие Табели о рангах все звания считались на две ступени выше, чем в армии, то есть рядовой гвардии по статусу и окладу был равен армейскому фурьеру и т. д.. В 1813 году были сформированы первые полки т. н. молодой гвардии, в которых старшинство было установлено только «в один чин против армии», то есть младший унтер-офицер был равен армейскому подпрапорщику (до реформы 1826 года). После реформы 1884 года старая и молодая гвардия уравниваются в правах и далее имеют старшинство только на одну ступень, то есть гвардейский фельдфебель равен армейскому подпрапорщику и т.д.. До реформы 1826 года сержанты, вахмитстры и фельдфебели гвардии по своему статусу приравнивались к чинам соответствующих классов Табели о рангах, но обер-офицерами не считались, хотя и могли быть выпущены в армию прапорщиками и подпоручиками соответственно. При этом гвардейский сержант относился к XIV классу Табели, гвардейский фельдфебель к XIII классу и это положение сохранялось до реформы 1798 года, после которой звание сержанта было упразднено, а фельдфебели были переведены в XIV класс. С 1826 года было установлено, что унтер-офицеры не могут быть относимы к классам Табели и это положение сохранялось до 1907 года, когда было введено звание зауряд-прапорщика, вновь отнесенное в гвардии к XIV классу Табели.

Также до 1884 года на одну ступень выше по статусу считались артиллеристы, поскольку от них для эксплуатации достаточно сложных по тем временам артиллерийских систем требовался в целом более высокий уровень военной квалификации. На пионерные части в составе артиллерии это не распространялось.

Кроме того, к воинским званиям относилось (в отличии от современной российской армии) звание кадета, его статус в определенные периоды варьировался в зависимости от учебного заведения и принадлежности кадетского корпуса по роду войск. Так, в определенные периоды времени на одну ступень выше считались кадеты 1-го и 2-го кадетских корпусов, Морского кадетского корпуса, Артиллерийского, Инженерного и Пионерного корпусов (в трех последних — только по артиллерийской службе). В этом случае кадеты носили форму с унтер-офицерскими знаками различия и приравнивались до 1826 года к младшим унтер-офицерам.

Помимо лейб-кампании, солдаты и унтер-офицеры котрой хоть и относились по статусу к соответствующим классам Табели о рангах, но штаб- и обер-офицерами не считались, с 1827 года существовало особое подразделение — рота дворцовых гренадер, в котором имелись свои специфические звания:

  • гренадер 2 статьи — соответствовал рядовому, но по статусу был равен армейскому унтер-офицеру, а денежное довольствие получал вдвое против чинов XIV класса Табели
  • гренадер 1 статьи — соответствовал ефрейтору, но по статусу был равен армейскому отделенному унтер-офицеру, а денежное довольствие получал вдвое против чинов XII класса Табели

При этом в роте не было званий отделенных (затем — старших) унтер-офицеров, и вплоть до ее ликвидации в марте 1917 года существовало единое звание — унтер-офицер. Реорганизация лейб-гвардии 1884 года роту не затронула, и до 1907 года она оставалась единственной гвардейской частью, где унтер-офицеры были приравнены к обер-офицерам соответствующих классов Табели - унтер-офицер к армейскому прапорщику (XIV класс Табели), а фельдфебель к армейскому подпоручику (XII класс Табели). Также в роте с момента создания не было предусмотрено звания подпрапорщика (а затем и зауряд-прапорщика).

Следует учитывать, что большинство несинхронных унтер-офицерских званий сопоставляются между собой весьма условно, реальный статус их носителей может различаться достаточно существенно. Так, изначально первичным унтер-офицерским званием было звание капрала, чтобы получить которое (кроме гвардии) надо было иметь под командованием капральство — тактическую единицу, состоявшую из более чем двадцати солдат, то есть приближавшуюся по численности к позднейшему плутонгу (взводу). При этом младший унтер-офицер более поздних времен не имел под командованием даже отделения из десяти бойцов — это звание присваивалось кандидатам на должность командира отделения или младшим специалистам унтер-офицерского ранга. То же относится и к прочим званиям, например по штату полка конца XVIII века начальником артиллерии полка был артиллерии сержант, равный по статусу скажем вахмистру, в то время как в конце XIX века эту должность уже замещал штаб-офицер в звании подполковника.

Кроме того, зачастую даже в серьезных исследованиях по истории воинских званий как звания ошибочно трактуются некоторые специальные именования и должности военнослужащих. Так, например, не существовало званий портупей-прапорщиков и портупей-юнкеров — так именовались подпрапорщики и юнкера соответственно, назначенные исполнять обязанности обер-офицеров, они при соответствующей общей форме носили обер-офицерскую портупею и пояс-шарф. Позднее портупей-прапорщики стали именоваться зауряд-прапорщиками, но до 1907 года это было не звание, а только именование, также случалось назначение и на другие обер-офицерские вакансии «зауряд», но преимущественно из числа иностранных волонтеров (например, были зауряд-поручики). Точно также не были самостоятельными званиями вольноопределяющийся и охотник — так называли соответственно лиц, имевших достаточное для сдачи экзамена на юнкера или даже обер-офицера образование, и лиц, добровольно поступивших на военную службу помимо призыва. При этом вольноопределяющиеся носили форму рядовых с некоторыми различиями, как правило не производились в ефрейторы, но зачастую назначались для исполнения должностей подпрапорщиков или кондукторов.

Воинские звания в Российской республике и армиях Белого движения

После событий февраля 1917 года в России сохранялось действие Табели о рангах за одним изъятием - по понятным причинам были упразднены придворные чины и звания, пожалование ими прекратилось, но оставшиеся носители их сохранили свой статус, льготы и привилегии. При переходе на службу в статские и военные ведомства носители придворных чинов и званий как правило переаттестовывались в соответствующие их классу Табели статские чины или (реже) воинские звания. Казусная ситуация сложилась с воспитанниками пажеского корпуса, из нее вышли, передав корпус в военное ведомство и постепенно переаттестовав пажей в кадетов и юнкеров. По тем же причинам были ликвидированы свитские воинские звания, а их носители получили равные им общеармейские (если ещё не имели их ранее).

Аналогичное положение сохранялось и на большинстве территорий, оказавшихся под контролем белых армий, после октября 1917 года.

В октябре 1918 года в белых частях на юге России было упразднено звание подполковника, все подполковники были переаттестованы в полковники. В 1919 году было отменено звание прапорщика, прапорщики подлежали переаттестации в корнеты и подпоручики, но вновь принимаемые в армию добровольцы-прапорщики некоторое время оставались в этом звании. В 1920 году во ВСЮР звание подполковника было восстановлено. Тогда же в Кубанском казачьем войске было отменено звание подъесаула, в то время как в Донском оно сохранялось.

Ситуация с воинскими званиями в РККА и РККФ 1918-1935 годов

16 декабря 1917 года декретом ВЦИК и СНК были упразднены сословия, титулы, чины и все звания, включая воинские. Исходя из учения Маркса о замене регулярной армии всеобщим вооружением народа, большевики назначили Верховным Главнокомандующим русской армии бывшего прапорщика Крыленко для того, чтобы он руководил процессом ликвидацией армии, этот процесс был им успешно завершен к 16 марта 1918 года, когда он издал последний приказ Главковерха о ликвидации Ставки Верховного Главнокомандования. Однако еще до этого обнаружившаяся несостоятельность лозунга о всеобщем вооружении народа вынудила ВЦИК и СНК 15 января 1918 года издать декрет о создании Рабоче-Крестьянской Красной Армии, а 11 февраля 1918 года - о создании Рабоче-Крестьянского Красного Флота. Главари большевиков, руководствуясь идеологическими установками, и не понимая необходимости существования системы воинских званий, категорически отказались от всяких званий и установили единственное звание красноармеец (красвоенмор), но реалии гражданской войны очень скоро привели к введению в РККА и РККФ званий командного состава (в виде аббревиатур от названий соответствующих должностей - "комвзвода", "начдив", "командарм" и т.д.) так сказать явочным порядком, к началу 1919 года в РККА они уже оформились в некую систему, в январе 1920 года закреплённую приказом по РККА как "категории красноармейцев". В мае 1924 года "категории" получают абстрактные коды (от К-1 до К-14) и переименовываются в "служебные категории", а 6 февраля 1925 года система служебных категорий распространяется и на РККФ.

Категории К-1 и К-2 включали в себя старшую и младшую группы званий, номинально равных по категории, но различавшихся по денежному довольствию и служебному положению. На флоте званий высшей категории К-14 не предусматривалось, что отражало приниженное положение флота в то время по отношению к сухопутным силам. Параллельное существование равных званий фронтового и окружного уровня объяснялось тем обстоятельством, что на Дальнем Востоке не были сформированы военные округа, а их функции возлагались на ОКДВА и штаб Дальневосточного фронта. Служебные категории как суррогат воинских званий сохранялись до восстановления персональных воинских званий в 1935 году.

Воинские звания в Вооружённых силах СССР 1935-1942 годов

Постановлениями ЦИК и СНК СССР от 22 сентября 1935 года №2590 (армия) и №2591 (флот) было отменено деление военнослужащих по служебным категориям и были восстановлены для всех военнослужащих персональные воинские звания. Процесс перехода на персональные звания был небыстрым и занял время до декабря 1935 года, когда приказом НКО № 176 от 3 декабря 1935 года были введены знаки различия уже по званиям, а не по "служебным категориям".

Высшему командному составу РККА в процессе подготовки восстановления воинских званий удалось отбить попытку восстановить генеральские и адмиральские звания, как и универсальные звания унтер-офицерского состава - и те, и другие в результате были позаимствованы из списка "служебных категорий". Упорядочивание званий, приравненных к званиям соответствующих командиров, вылилось в создание параллельных систем званий для начальствующего состава. Универсальные, никак не связанные с названиями прежних красноармейских(краснофлотских) должностей звания для унтер-офицерского состава были введены только приказом НКО №391 от 2 ноября 1940 года (вместе со званиями ефрейтора, старшего краснофлотца, младшего сержанта и старшины второй статьи), сохранило свое название по должности только звание старшины в армии, на флоте его заменило звание мичмана, причем вплоть до 1943 года мичмана флота, хоть и относились номинально к штатной категории "сержантов и старшин", но фактически занимали промежуточное положение между старшинами и младшими офицерами, схожее с положением кондукторов на русском флоте. Генеральские и адмиральские звания были восстановлены несколько ранее - указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 мая 1940 года, при этом для политработников, военно-технического, административно-хозяйственного, юридического состава, ветеринарной и медицинской служб наименования званий остались прежние. Поскольку новые звания присваивались не автоматически, а в порядке переаттестации, то вплоть до 1943 года фактически действовали параллельно две системы званий высшего командного состава.

Звания младшего лейтенанта, младшего воентехника и младшего политрука были введены постановлением ЦИК и СНК от 5 августа 1937 года, знаки различия для них были введены приказом НКО №166 от 20 августа 1937 года. Звания подполковника и старшего батальонного комиссара были введены приказом НКО №226 от 26 июля 1940 года, одновременно с этим звание капитана 1-го ранга, приравнивавшееся ранее к званию комбрига, было приравнено к званию полковника. С восстановлением в мае 1940 года генеральских званий для специальных родов оружия были введены звания генералов танковых войск, артиллерии, авиации, инженерных войск, войск связи, и технических войск (для генералов химических, железнодорожных, автомобильных, топографических войск). При этом для всех родов войск кроме пехоты, кавалерии и бронетанковых войск высшим становилось звание соответствующего генерал-полковника.

Воинские звания в Советской армии 1943-1991 годов

С 1943 года система воинских званий в СССР приобретает вид, близкий к современному. В 1942 году ликвидируются звания политсостава с переаттестацией на общекомандные звания, причём с понижением на одну ступень, поэтому например бригадный комиссар Л.И.Брежнев стал полковником. В январе 1943 года все разнообразные звания начсостава унифицируются со званиями командного состава, а звания капитана и капитан-лейтенанта перемещаются из штатной категории старших офицеров в категорию младших офицеров, тогда же вводятся для специальных родов войск вводятся звания маршалов родов войск, равные генералу армии - звания маршалов авиации, артиллерии и бронетанковых войск вводятся указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1943 года, 9 октября 1943 года к ним добавляются звания маршала инженерных войск и маршала войск связи, одновременно вводятся вновь и соответствующие им звания главных маршалов родов войск, получившие промежуточный статус между званиями маршалов родов войск (и генерала армии соответственно) и маршала Советского Союза. С этого же года в авиации, артиллерии и танковых войсках были введены (помимо уже существовавших званий генерал-полковников соответствующих войск) специфические звания генерал-полковников инженерно-авиационной, инженерно-артиллерийской и инженерно-танковой службы, на флоте - звание генерал-полковника инженерно-береговой службы (из вышеперечисленных "чёрных генералов" на флоте были ещё только генерал-полковники инженерно-авиационной службы), для технических специалистов прочих родов войск было установлено общее звание генерал-полковник технической службы. Эти звания были высшими для технических специалистов и просуществовали до 1955 года, когда звания генералов технической службы были унифицированы во всех родах войск, причём для генералов, имевших высшее техническое образования, было установлено новое звание - инженер-генерал-полковник. Это состояние сохранялось до 1972 года, когда были упразднены звания генерал-полковников медицинской, ветеринарной, интендантской, административной служб, а для технических служб всех родов войск было установлено единое звание генерал-полковник-инженер, причём присваиваться оно могло только лицам с высшим техническим образованием.

В 1944 году на флоте вводится новое высшее звание - адмирал флота (как "адмиральский" аналог существовавшего до 1940 года звания флагман флота 1-го ранга), по статусу выше адмирала, оно приравнивается к званиям генерала армии и маршалов родов войск.

26 июня 1945 года указом Президиума Верховного Совета СССР было восстановлено высшее воинское звание генералиссимуса.

3 марта 1955 года на флоте вводится новое высшее звание, равное званию маршала Советского Союза - звание адмирал флота Советского Союза, нижестоящим для него остаётся звание адмирала флота.

Следующее существенное изменение в советской системе воинских званий произошло почти через двадцать лет, когда с 1 января 1972 года указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 ноября 1971 года была введена новая штатная категория "прапорщики и мичманы", примерно соответствующая уоррент-офицерам в капиталистических странах. При этом если звание прапорщика вводилось вновь, то звание мичмана меняло свой статус, переходя в новую штатную категорию, а вместо него вводилось звание главного корабельного старшины с тем же статусом и знаками различия. 12 января 1981 года эта штатная категория была расширена - введены звания старшего прапорщика и старшего мичмана.

В 1975 году меняются звания инженерно-технического состава с высшим инженерным образованием - вместо инженер-лейтенант, старший инженер-лейтенант и т.д. до инженер-генерал-полковника вводятся звания лейтенант-инженер, старший лейтенант-инженер и т.д., причём одновременно с этим для военнослужащих инженерно-технического состава, не имеющих высшего профильного образования, устанавливается предельное звание полковника технической службы, т.е. звания генералов технической службы упраздняются.

Последние изменения в советскую систему воинских званий были внесены в 1984 году, когда 26 апреля президиум Верховного Совета СССР издал указ №89-XI «О воинских званиях офицерского состава Вооруженных Сил СССР», которым было упразднены звания маршала и главного маршала бронетанковых войск, а также звания главных маршалов инженерных войск и войск связи, которые так никогда и не были никому присвоены.

Российские вооружённые силы с 1992 года

В Вооруженных Силах Российской Федерации установлены следующие воинские звания:

Категория Армейские звания Флотские звания
Высшие офицеры
Ма́ршал Росси́йской Федера́ции
-
Генера́л а́рмии
Адмира́л фло́та
Генера́л-полко́вник
Адмира́л
Генера́л-лейтена́нт
Ви́це-адмира́л
Генера́л-майо́р
Ко́нтр-адмира́л
Старшие офицеры
Полко́вник
Капита́н пе́рвого ра́нга
Подполко́вник
Капита́н второ́го ра́нга
Майо́р
Капита́н тре́тьего ра́нга
Младшие офицеры
Капита́н
Капита́н-лейтена́нт
Ста́рший лейтена́нт
Ста́рший лейтена́нт
Лейтена́нт
Лейтена́нт
Мла́дший лейтена́нт
Мла́дший лейтена́нт
Прапорщики и мичманы
Ста́рший пра́порщик
Ста́рший ми́чман
Пра́порщик
Ми́чман
Сержанты и старшины
Старшина́
Гла́вный корабе́льный старшина́
Ста́рший сержа́нт
Гла́вный старшина́
Сержа́нт
Старшина́ пе́рвой статьи́
Мла́дший Сержа́нт
Старшина́ второ́й статьи́
Солдаты и матросы
Ефре́йтор
Ста́рший матро́с
Рядово́й
Матро́с

Российская армия в целом продолжила пользоваться системой званий советской армии, за некоторыми исключениями: были упразднены звания генералиссимуса, адмирала флота Советского Союза, остававшиеся звания маршалов и главных маршалов родов войск, звание маршала Советского Союза по понятным причинам было заменено званием маршала Российской Федерации.

Также после 1992 года в российской армии из званий генерал-полковников специальных родов войск остались только звание генерал-полковника юстиции, и были восстановлены звания генерал-полковников медицинской и ветеринарной служб. Последнее федеральным законом от 28 марта 1998 года 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» уже не предусматривалось, причём за всё время существования этого звания в 1943-1971 и 1992-1998 годах оно так и не было никому присвоено.

С начала 2009 года началась поэтапная ликвидация штатной категории прапорщиков и мичманов в вооружённых силах Российской Федерации, однако до начала 2011 года этот процесс так и не был завершён.


Статья составлена по материалам книги П.М.Корявцева "Большая Абевега чинов и званий"
Личные инструменты
© В.Звягинцев. "Одиссей покидает Итаку".
© ITAKA.PW
| книга | информация | комментарии | форум | о сайте |