в начало
<< Часть II. Глава 16 Оглавление - >>

ИЗ ЗАПИСОК АНДРЕЯ НОВИКОВА


Ну, вот и все, государи мои, — как говорил отец Цупик во всем известном романе. — Игра-таки сделана". Если вдруг на мгновение отвлечься, взглянуть на все происшедшее отстраненным взглядом, например, глазами молодого, беззаботного, почти довольного легкой, мало к чему обязывающей жизнью парня, которым я был совсем-совсем недавно... Ну, хотя бы тем морозным, вьюжным днем, сделавшим Москву похожей на Норильск, когда Ирина разыскала меня в редакции "Студенческого меридиана" и срывающимся, взволнованным голосом попросила приехать к ней на Рождественский бульвар. Так ни за что бы не поверил тогдашний Новиков, будто хоть что-нибудь возможно из того, что с нами случилось. Да незачем так далеко в незабвенное прошлое возвращаться. Еще в прошлом июле, когда "Валгалла" отдала якорь на севастопольском рейде, я ведь почти не верил в осуществимость наших планов. И в самом деле, мы впятером, не считая дам, и полторы сотни наскоро обученных басмановских офицеров — не слишком мощная сила, чтобы перевернуть мир.

По крайней мере исторический материализм к возможности повернуть вспять то, что принято называть "прогрессом", да еще вопреки подкрепленной вооруженной силой воле "авангарда всего передового человечества" относился крайне негативно.

А вот поди ж ты... Так мы вдобавок и черным силам мирового капитала вызов бросили, и тоже вроде бы выиграли!

Нет, конечно, это надо было видеть! Украшенная цветами и флагами трибуна, безупречно ровные, как на царскосельском смотру, батальонные квадраты наших гвардейских дивизий, Корниловской и Марковской, словно бы принимающих парад не успевшей даже однообразно обмундироваться и научиться ходить строем и в ногу добровольческой турецкой армии. Так оно со стороны выглядело. Русские войска исполняли роль почетного караула на этом по-восточному бестолковом параде, одновременно гаранта безопасности присутствующих здесь высоких особ и словно демонстрировали военным и штатским туркам, как должна выглядеть настоящая современная армия.

Гром русского военного оркестра, перебиваемый заунывным воем средневековых труб и рокотом барабанов. На трибуне — похожий усами и манерой держаться на императора Вильгельма II Кемаль-паша, справа и слева от него Колчак и Врангель, еще целый сонм генералов, чиновников, представителей "патриотической буржуазии". Среди них и славный Алек-паша, главный военный советник Мустафы Кемаля, герой второй за десять месяцев победоносной войны.

В общем, все удивительно похоже на триумф какого-нибудь Октавиана Августа.

Ну да, еще и празднично-синее небо, и сияющее, как надраенная солдатская пуговица, солнце победы и независимости, и ликующие народные массы... И чудовищный грохот салюта кораблей русско-турецкого флота, береговых фортов и развернутой неподалеку полевой батареи.

Как лихо у меня когда-то получались такие репортажи из ставших на путь социализма братских стран Латинской Америки! А вот сейчас писать об этом скучно. Так разве, чтобы вспомнить по прошествии лет, как оно по правде было. Когда все это уже будет запечатлено в учебниках и мемуарах, а там, глядишь, в цветных полнометражных эпопеях: "Ататюрк в мае", "Освобождение", "Падение Стамбула", "Великий гражданин", "Залп "Генерала Алексеева"...

А мы с Воронцовым и Сашкой скромненько стояли в стороне, нам свои личности демонстрировать было незачем, хотя в общей эйфорической суматохе кому до нас какое дело? Разве что агентам "Интеллидженс Сервис"? Утирали текущий из-под фуражек пот, ждали, когда все это закончится.

— Одно мне сейчас интересно, — перемещаясь в тень густого платана, сказал Сашка, уловив мое настроение, — надолго все это?

— Часа на три еще, — глянув на часы, ответил Воронцов.

— Да я же не о параде. Я насчет русско-турецкой дружбы.

— Русский и турок — братья навек... — на мотив некогда популярной песни "Москва — Пекин" пропел Дмитрий.

— Тебе смешочки все, — обиделся Шульгин, — а я, между прочим, совершенно серьезно. Как бы так сделать, чтобы не получилось обычным нашим образом? СССР ведь тоже Кемалю помогал, оружие гнал, пол-Армении с Араратом им отдал в знак солидарности и братства, а все равно... И с китайцами также, и с прочими... Почему американцы и с немцами, и с японцами, с турками этими же союзники не разлей вода?

Тут Сашка был совершенно прав. Я сам об этом много думал. А то ведь пройдет эйфория, и полетят все наши труды и жертвы прахом. Жесткость нужна, благожелательность и жесткость. Соответствующие рекомендации для Врангеля и Милюкова я заготовил, нужно только, чтобы они их осуществили. Впрочем, вряд ли они советские глупости повторят. С тем же Китаем у царского правительства все нормально выходило. И здесь так надо. Договор о базах, которые мы получим, — железный, на 99 лет, как тот, что был о Порт-Артуре и КВЖД. И никаких досрочных возвратов "в знак доброй воли и добрососедства". На островах в Мраморном море построить русский экстерриториальный город вроде Харбина и Дальнего. Гонконг, в конце концов. Создать в ближайшее время какой-нибудь аналог НАТО, назвать его ЕАОС (Евроазиатский оборонительный союз), к примеру, втянуть в него Болгарию, Румынию, Сербию, обновленную Грецию, Армению и Грузию... Персию опять же.

Рано или поздно все заканчивается, завершился и военный парад. Кемаль прогнал по площади, наверное, всю свою армию на страх врагам и на радость подданным. Мы даже в конце концов задумались, а кто же сейчас вообще держит фронт против греков, если все здесь маршируют? Впрочем, тем сейчас не до войны, самое время условия капитуляции обдумывать, поскольку англичане им теперь не помощники.

Обмахиваясь феской, подошел Берестин.

— Фу-у... Думал, сдохну. Главное, там рядом какой-то паша с утра плотненько позавтракал чесноком, а запивал, наверное, тормозной жидкостью. Амбре, я вам доложу...

— Восток, брат, — с видом знатока сочувственно вздохнул Воронцов. — Какие будут предложения?

— А на банкет тебя что, не пригласили? — поинтересовался Сашка.

— На хрена мне их банкет! — грубо ответил Берестин. — Мне сейчас душ принять, переодеться да в кабак без музыки, но с кондиционером... Тебя б на мое место, понял бы.

— Это у нас все предусмотрено, — успокоил нашего полководца Воронцов. — "Валгалла" всем надоела, догадываюсь, поэтому заказан великолепный зал на берегу моря. Без кондишена, но ветерок продувает. А переодеваться сейчас поедем...


...Впервые даже и не знаю за сколько времени компания опять собралась в абсолютно полном составе. Из Москвы прибыли Левашов с Ларисой. До Харькова они ехали поездом, а оттуда сюда самолетом — модернизированным до полной потери идентичности "Ильей Муромцем". А из Парижа примчалась и Сильвия. Меня крайне обрадовала та неприкрытая взаимная приязнь, что я заметил при ее встрече с Берестиным. Видать, наша аггрианка окончательно определилась в своих симпатиях, а Алексей с самого начала был к ней неравнодушен. Да и неудивительно, женщина суперкласса ихняя светлость. Надеюсь, что теперь мы с леди Спенсер окончательно станем лишь добрыми друзьями, пусть и посещает меня временами легкое сожаление. Упустил я шанс испытать нечто неизведанное и уже, пожалуй, навсегда.

Девушки нарядились в восхитительно шелестящие, блестящие и переливающиеся одежды, на вершок вперед парижской моды, в огромные кокетливые шляпки, только туфли и чулки на всех были современные (в смысле — из восьмидесятых годов, поскольку здешняя продукция казалась им ужасно неизящной и грубой).

Прямо к трапу подкатили лучшие в Константинополе наемные ландо, мы расселись в них попарно (впервые, кстати, демографическая проблема в нашей компании благополучно разрешилась. Каждый мужик имел наконец персональную подругу). Причем, что тоже интересно, пары получились идеально совместимые. И по характеру, и по внешности. Про нас троих я не говорю, тут давно все ясно, а вот у Сашки с Алексеем сложности затянулись почти на год. Сначала Шульгин пытался подружиться с Сильвией, однако что-то у них не сложилось. Даже я не понял, отчего. Наверное, так и не смогли простить друг другу взаимных унижений. Хотя в истории сколько угодно примеров, когда полонянка становилась верной любящей женой. Но здесь не тот исходный материал. Или дело совсем в другом — категорическая неконгруэнтность психоматриц? Он ведь тоже у нас кандидат в Держатели Мира, а аггрианке это поперек души... Зато уж Анна Сашке в самый раз. Как раз тот тип девчонки, что не попалась ему лет этак пятнадцать назад... И свадьбу мы им учиним грандиозную. Нет, взял бы я тогда и сказал ему, что свадебными генералами у него будут Врангель с Колчаком! Друг-то он друг, но ведь и психиатр к тому же. И чем бы он меня лечил — сразу сульфазином или по-свойски ограничился бы электрошоками?

Леди Спенсер с Берестиным нашла общий язык. Более того, мне показалось, что она всеми силами старается избавиться от имиджа суровой, самостоятельной, надменной женщины и всячески демонстрирует ласковую покорность достигшему вершин славы полководцу.

И мы поехали. Совершенно в стиле Северянина: "Я в комфортабельной карете, на эллипсических рессорах, люблю заехать в златополдень на чашку чая в женоклуб..."

Ну, не в женоклуб, совсем в другое заведение, а остальное так и было — плавно покачивается ландо именно на таких, как сказано, рессорах, бархатное сиденье просторно и упруго, Ирина, сидящая рядом, наконец-то совершенно спокойна, очаровательна и женственна, как никогда. Глядя в ее сияющие из-под вуали фиалковые глаза, и представить невозможно, что эта хрупкая лилия совсем недавно бегала по стальным трапам от киля до боевых марсов броненосцев, круто руководила полусотней и больше грубых мужиков, а если и не употребляла соответствующей лексики, так вполне заменяла конкретные слова подходящими по смыслу интонациями.

Она положила мне на руку легкую ладонь, словно невзначай придвинулась поближе, прижалась на мгновение бедром и грудью. Такие мимолетные, незаметные со стороны, но всегда меня жутко возбуждавшие прикосновения она практиковала еще в молодости, когда мы с ней только-только познакомились и ничего еще фривольнее обыкновенных поцелуев между нами не было. Я даже подумал тогда, что эта девочка только прикидывается неопытной скромняшкой, а на самом деле весьма сексуальна и изощренна и провоцирует меня, чтобы потом сразу же потащить под венец.

С некоторыми знакомыми ребятами такие штуки барышни проделывали, тогда достаточно было "обманутой" обратиться в деканат или партком, чтобы безнадежно испортить человеку биографию. Правда, я вовремя сообразил, что уж такой немыслимой красавице, как она, подобные ухищрения ни к чему, и без них стоило ей лишь намекнуть, и самые завидные женихи Москвы (хотя бы и уже женатые) униженно припали бы к ее ногам. Как оно потом и получилось, после моего отъезда в Никарагуа. Секретарь Союза писателей, трижды лауреат, количество сберкнижек у которого едва ли не превышало суммарные тиражи его романов, наплевав на выговор с занесением, бросил ради нее свою жену и года три влачил жалкую участь подкаблучника и "крыши" для ее шпионской деятельности...

А вот сейчас прикосновение едва прикрытой тонким муслином тугой груди и сильного бедра оставило меня равнодушным. Недобрый знак.

— Надеюсь, это все? Историческая миссия завершена? И мы наконец попробуем пожить, как люди? — В ее голосе звучали и страх, и надежда. А взгляд был такой, каким смотрит любящая жена на мужа-алкоголика, не пьющего вторую неделю.

Я постарался ей кивнуть как можно убедительней. А ведь и вправду, вдруг Высшие силы оставят нас теперь в покое?

Ресторан Воронцов выбрал действительно прелестный. Километрах в трех от городской черты, в развалинах обширной виллы византийского вельможи, времен не иначе самого Константина Багрянородного.

Руины мощных, более пристойных средневековому замку стен, крытая дубовая веранда, вознесенная над древним фундаментом и оплетенная лианами, несмотря на май, буйноцветущими. Внизу, насколько видит глаз, бирюзовая, вся в солнечных блестках гладь Мраморного моря. На рейде — боевые корабли и коммерческие пароходы, украшенные флагами расцвечивания.

И тянет меж столбами и колоннами, раскачивая занавески, шелестя глянцевой, словно бы лакированной листвой экзотических растений, обещанный Дмитрием прохладный бриз.

С заднего двора доносится блеяние ждущих заклания барашков, накидывает чадом древесного угля и волнующими запахами готовящихся блюд малоазиатской кухни. Над очагом покачивается на цепях закопченный котел, в котором булькает и шкворчит не то пилав, не то гуляш.

Отчего же мне так грустно сейчас? Причем, похоже, только мне одному. Остальные беззаботно-веселы, оживленны, атмосфера общей приподнятости царит на веранде, словно на студенческой новогодней вечеринке, когда стол уже накрыт, но не все гости собрались, девушки толпятся перед зеркалом в прихожей, нанося последние штрихи тушью и помадой на свои и без того очаровательные мордашки, взбивают щетками начесы, пересмеиваются в соседней комнате, стягивают сапоги и толстые гамаши, расправляют смявшиеся под пальто и шубами пышные колокола юбок, переобувшись, цокают по паркету стальными набойками шпилек... А парни в дальнем углу торопливо разливают по первой, предварительной...

И тут у меня перед глазами будто опустился экран из толстого поляризованного стекла. Голоса друзей доносятся глухо, и яркие краски женских нарядов стали уныло серыми. А сердце осторожно, но жестоко сжимает мягкая когтистая лапа.

Вот так, возможно, умирают от инфаркта. Или... Или снова выхватит сейчас меня из жизни бесчеловечный чуждый разум. Возможно, навсегда. И именно сейчас, в минуты торжества и как бы даже счастья! Остановись, остановись, мгновенье, я ведь не хочу, я человек и не желаю быть никем другим, мне наплевать на ваши галактические игры! Мы ведь договорились... Я сам по себе, вы сами по себе, я в ваши игры больше не игрок, оставьте меня в покое или...

Не знаю, в самом ли деле то был момент, предшествующий контакту, нечто вроде эпилептической ауры, или просто мозговой спазм, а может, приступ стенокардии, но чудовищным усилием воли, вроде того, каким я смог открыть межвременную дверь в доме в Столешниковом, мне удалось с этим справиться. Я словно бы выныривал с глубины, когда воздух в легких уже давно сгорел, грудь разрывает болью, и кажется, что еще миг, и ты не выдержишь, вдохнешь густую сине-соленую воду, но продолжаешь, стиснув зубы, рваться вверх. И пробиваешь все же головой колеблющуюся серебристую завесу. Почти теряя сознание, со стоном глотаешь чистый воздух.

Мир вокруг меня вновь стал звонким, полихромным, полным запахов...

Прошло, наверное, лишь несколько секунд, никто, даже Ирина, не успел ничего заметить.

Девушки рассаживались вокруг длинного дубового сколоченного, наверное, в позапрошлом веке стола, уставленного бутылками, кувшинами, блюдами с зеленью, шутливо спорили из-за мест, каждой хотелось сесть так, чтобы иметь перед глазами море и далекий азиатский берег, а не глухую, пусть и историческую, каменную стену.

Я словно бы увидел их впервые. И восхитился. Наши женщины, боевые подруги, оделись очень разно, невольно или вольно подчеркивая глубинную суть собственных личностей.

Ирина в аквамариновом свободном длинном платье, взбитая волна кружев до крайне допустимого приличиями предела открывает высоко поднятую, чуть тронутую загаром грудь. Воплощение спокойной, уверенной в себе, достигшей тонкой грани между юностью и зрелостью женской красоты. С таким же точно невозмутимым достоинством она, пожалуй, могла бы здесь сидеть совершенно обнаженной, почти не вызывая грешных мыслей.

Сквозь нежно-лиловую античную тунику Анны просвечивает тонкая, как у Гурченко в "Карнавальной ночи", фигурка. Точеное лицо в обрамлении распущенных соломенных волос девически прелестно, но влажно сияющие глаза буквально кричат, что день-два назад их обладательница стала женщиной. Завидуйте и преклоняйтесь!

Наташа в цикламеновом муаре, тугой лиф, высокий воротник, пышная складчатая юбка ниже колен словно подчеркивают ровный, доброжелательный ко всем характер, неброскую прелесть женщины и что-то даже пуританское в ее натуре, однако длинный треугольный вырез, спускающийся ниже ложбинки между аккуратных маленьких грудей заставляет в этом усомниться.

Лариса, изменив пристрастию к черно-алой гамме, обтянулась узким, словно змеиная шкура, металлически блестящим платьем цвета лепестков розовато-фиолетовой императорской хризантемы, спереди застегнутым почти до подбородка, но зато с открытой спиной и разрезами до верхней трети бедер. Прикидывающаяся фригидной феминисткой, коварная и неукротимо-страстная пантера.

И лишь Сильвия предпочла палевый тончайшей китайской чесучи костюм полувоенного покроя. Как раз такие сейчас в Лондоне самый писк. Да и на самом деле, ее мне трудно вообразить в летящем платье с рюшечками и воланчиками. "Железная леди" а-ля Маргарет Тэтчер. Для того, кто не видел ее в другой ипостаси.

Я так подробно сейчас это вспоминаю не потому, что очень меня в нормальной жизни волнуют галантерейные подробности дамских туалетов и то, что эти туалеты под собой скрывают.

Я никогда не был сексуальным маньяком, скорее наоборот, но в тот момент... Я в самом деле будто заново родился и чувствовал себя как семиклассник, направивший бинокль на окна женской раздевалки институтского спортзала. Стук сердца в горле, восхищение, восторг, и легкий стыд, и чувство приобщенности к сладкой тайне...

Мне захотелось вдруг обладать каждой из них. Какой прелестный из этих дам составился бы гарем!

"Ну, слава Богу! — промелькнула мысль. — Пожалуй, еще поживем! — И сразу вслед за ней:

— Если не Держатели сейчас приходили за мной, значит, я почти смертельно надорвался". Надо же только представить, у меня — и вдруг сердечный приступ. А то и микроинсульт! Но и досталось мне за последний год более того, что в силах вынести нормальный человек.

Я не хочу сказать, что лично, сам, вручную вытащил всю эту цепь проблем, к концу которой, словно якорь, был прицеплен нынешний день. Отнюдь. Но все же, все же, все же...

И "дар" я свой себе не выбирал, я не уверен даже, что он был вообще. А произошло со мной нечто совсем другое, названия чему я подобрать не в состоянии.

На самом деле, сколько на Земле людей: йогов, ясновидцев, мистиков, далай-лам, знатоков практики дзен и медиумов. Так неужели ж все они — ничто в категориях Держателей и их Великой Сети? И только ни на что не претендующий и ничего толком не умеющий товарищ Новиков способен раскачать коромысло Вселенского равновесия?

А может быть, все проще? И я на самом деле никакой не вице-держатель мира, а просто нечто вроде линзы? Фокусирующей и направляющей какую-то энергию в какую-то нужную точку. И все. Ну пусть, чтобы совсем уж себя не принижать, живая линза с зачатками разума и способностью произвольно менять собственное фокусное расстояние.

Так же и все наши победы. Они объективны, спорить тут не будем, но осуществились отнюдь не потому, что мы с ребятами одновременно гениальные политики и полководцы.

Нет, мы просто умные, способные, нахальные ребята, умеющие идеально четко принимать решения адекватно складывающейся обстановке. Но... Вот тут и возникает "но".

Антон об этом говорил, и сам я где-то в начале дневника писал, что историческая обстановка здесь стала складываться по-другому. Ведь в истинной реальности весь истекший век и даже полтора Россия находилась в "черной полосе", то есть обязательно реализовывалась сколь угодно малая вероятность с негативным знаком и не осуществилась практически ни одна благоприятная возможность. Примеров тьма. И частных, и глобальных. Убийство Александра II, вполне случайное спасение маленького Ленина из проруби не к месту оказавшимся на берегу прохожим, Японская война со всеми ее коллизиями, смерть Столыпина, болезнь царевича Алексея, выстрел Гаврилы Принципа, отречение Николая, неудача Корнилова и т.д. А здесь теперь все поменяло знак.

Как будто бы колесо рулетки перекосилось. Осталось только выяснить, имманентное ли это свойство данной мировой линии или эффект целенаправленного волевого воздействия, моего лично, Сашкиного или всех нас десятерых вместе?

— Андрей, ты что? — тряхнул мое плечо Шульгин. — А?

— Что такое? — Я вскинул голову.

— Ты заснул или...

Совсем рядом я увидел его встревоженные глаза, а сам он уже схватился за мой пульс.

— Порядок, Саш, порядок. Только это... Муторно мне вдруг как-то стало. Погано на душе... Словно бы тогда, в Замке, помнишь? Но уже отпустило.

— Ну, братец, это не проблема... — Его тон из докторского сразу стал обычным. Действительно, какие могут быть проблемы, если рядом личный психиатр? Он сунул мне в руку бокал. Оказывается, Воронцов уже говорил тост, и довольно долго, судя по всему.

Кое-как дождавшись конца затянувшегося спича, в котором капитан Дим кратко резюмировал суть и смысл нашей победы и выражал уверенность, что жизнь отныне предстоит чудесная, я залпом выпил и, лишь осушив бокал до дна, сообразил, что вместо шампанского мой лекарь-антигомеопат плеснул мне граммов двести коллекционного светлого коньяку.

Веселье уже было в самом разгаре. Мои ребята, судя по всему, тоже соскучились по обществу наших несравненных подруг. Ведь правда, что ни одна из аборигенок данной реальности и близко не могла сравниться с ними. По внешности само собой, но главное — по психотипу.

Разомлевший от выпитого, счастливый тем, что остался жить на Земле, а не болтаюсь в виде сгустка электронов по вселенской Гиперсети, я наблюдал, как тесно прижимаются друг к другу танцующие танго пары, как скользят мужские руки по талиям и спинам дам, как, прикасаясь губами к прелестным ушкам, нашептывают что-то кавалеры своим партнершам, а те смеются звонко наверняка фривольным шуткам... Приятная законная возможность сжимать в объятиях чужую женщину. Так в молодости мы млели, нащупывая под платьями не своих девчонок то пуговички пояса, то замок бюстгальтера, а иногда и кое-что иное, почти не рискуя получить по морде.

Да я и сам сейчас, танцуя с Сильвией, явно теснее, чем положено, прижимал ее к себе, а она, полуприкрыв глаза ресницами, едва заметно прогибала спину, словно забыв, что мы здесь не одни и что не только ткань одежды нас с ней разделяет. Она, конечно, воображала, что, окажись мы с нею снова на Валгалле, на этот раз я не устоял бы против ее чар. И, кстати, очень может быть...

Последний пронзительно-рыдающий аккорд "Маленького цветка" стих. Сашка начал рыться в кейсе, выбирая новую кассету, и леди Спенсер за руку увлекла меня с веранды к краю поросшего жесткой степной травой обрыва. Внизу, в десятке с лишним саженей, плескалось поразительно чистое море. Видны были бараньи лбы валунов на дне, шевелящиеся ленты водорослей.

— Я выполнила свое обещание, князь, — сказала мне она вибрирующим голосом. По-русски она говорила по-прежнему с легким акцентом, явно нарочно, поскольку была абсолютной полиглоткой.

— Какое именно? — не понял я.

— Вон, посмотри...

Не далее чем в километре от берега я увидел белую трехмачтовую яхту, вооруженную, как гафельная шхуна. Высоченные, слегка склоненные назад мачты, длинный бушприт с утлегарем и бом-утлегарем, остекленная рубка на полуюте. Даже на расстоянии бросались в глаза благородные линии корпуса, сразу напомнившие мне несравненную "Катти Сарк". Но яхта была поменьше, конечно. Тонн в двести — двести пятьдесят, насколько я мог судить.

Я обернулся к Сильвии.

— Твоя. Дарю. Как я и говорила, с королевской верфи. Георгу V сейчас не до морских прогулок.

— Ну... не знаю, как и благодарить... — Я прижал к губам ее узкую пахнущую горькими духами кисть. — Если кто-нибудь скажет, что леди Спенсер не держит слова, будет иметь дело с моей шпагой. Сколько я вам должен?

— Вы еще с прежним долгом не рассчитались, князь... Это она напомнила о моем проигрыше в стипль-чезе, за который я должен был ей отдаться.

— Прямо здесь рассчитаться или?.. — довольно плоско от растерянности пошутил я. Она сделала вид, что не заметила моего хамства.

— На яхте. Когда вступишь во владение, — безапелляционно, как о само собой разумеющемся, ответила Сильвия. — А потом можешь уплывать со своей возлюбленной. Куда — мне все равно, — дословно повторила она мои сказанные у нее на вилле вечность назад слова.

Что это за идефикс у нее — любой ценой затащить меня в постель? Куда уж выше — такая яхта на пару миллионов фунтов тянет, если внутренняя отделка там не уступает экстерьеру. Так дорого меня еще никто не ценил.


— О чем ты болтал с этой? — ревниво поинтересовалась Ирина, когда мы вернулись и я сел с ней рядом, чтобы отдать должное очередной перемене блюд. — Она смотрела на тебя, как кошка на клетку с канарейкой.

— Скорее наоборот, как канарейка на кошку. И сделала нам с тобой царский подарок, лишь бы мы убрались с глаз долой на край света...

— Интересно, интересно, — протянула Ирина, когда я объяснил ей суть дела. — Для чего бы ей это потребовалось?

Вот женщины! Сама только и мечтала последний год, чтобы уехать отсюда в дальние края, забыв о земной и галактической политике, а теперь ищет тайные пружины в поступке соотечественницы вместо того, чтобы просто радоваться.

Еще через полчаса, перейдя к десерту, сырам и ликерам, я как бы невзначай затеял разговор о будущем. Что вот, цель достигнута, и не пора ли отдохнуть от забот о судьбах мира. И я, мол, считаю: изменения достаточно необратимы, чтобы позволить человечеству пожить немного собственным умом. А если снова что-нибудь пойдет не так, будет время вмешаться.

И сколь же велико было мое удивление, когда меня никто не поддержал.

— У нас с Олегом много дел в Москве, — сверкнула взглядом очаровательно-опасной ведьмы Лариса. — Я Троцкого без присмотра не оставлю...

Олег при этом смутно улыбался и что-то царапал черенком вилки на дубовой столешнице.

"Да она же собирается свалить Давыдовича, сама усесться на престол феодально-коммунистической империи. Лариса 1 вот-вот готова явиться миру! А наивный идеалист Левашов окажется при ней в принц-консортах", — осенило вдруг меня. Вот это пассаж! А я ее держал всего-то за леди Макбет уездного масштаба.

— Я тоже никак сейчас не могу оставить флот, — сообщил на удивление трезвый после двух десятков рюмок Воронцов. — Пока не превращу Седдюльбахир в новый Гибралтар, а остров Мармара — в Гонконг, отдыхать рано. Они тут без меня наверняка прохлопают ушами, и коварные альбионцы традиционно наших иванушек объегорят... — И засмеялся собственному каламбуру. Поклонился Сильвии и уточнил:

— О присутствующих не говорю.

Так, интересно, на что сошлется кандидат в генералиссимусы? Или за него тоже невеста скажет? Нет, леди Спенсер продолжала делать вид, что она здесь ни при чем.

— Я с капитаном, — ответил на мой ожидающий взгляд Берестин. — Армия недореорганизована, и наша и турецкая. Большевикам не верю. Возможна новая война. За Северный Кавказ хотя бы. И вообще, за что боролись?

И, что самое поразительное, Сильвия одобрительно кивнула. Тоже претендентка? Если мы с Ириной уйдем, не видит ли она себя генеральным директором всего проекта?

Остался Сашка. Что скажет он, теперь я знал заранее. Сомневался только в форме.

И он моих ожиданий не обманул.

— Я полностью на стороне Андрея. Гораздо лучше дать братьям славянам пожить своим умом. Внести в процесс элемент естественности как бы. Некоторой стихийности. А отпуск мы даже по КЗОТу уже заработали. Как раз одиннадцать месяцев прошло, как мы на должности гувернеров при человечестве. И Южные моря страсть как мечтаю поглядеть. Брехал Джек Лондон или так все там и есть? Плывем то есть... Надеюсь, мы с Аней вас не стесним?

— Никоим образом не стесните, — едва сумела скрыть свою радость Сильвия. — На яхте восемь комфортабельных кают, два салона, столовая и библиотека. Там и десятку гостей не тесно...

В моем согласии взять Сашку в компаньоны по свадебному путешествию она не сомневалась. На том и порешили.


Глубокой ночью в дверь моей каюты послышался легкий стук.

Ирина только что заснула. От радости, что все решилось наконец, она в постели превзошла саму себя.

Прикрыв ее легким покрывалом, я облачился в халат, вышел в тамбур и повернул головку замка.

Шульгин был уже снова трезв и серьезен. Мы проследовали через темные комнаты в мой секретный кабинет. Я зажег свечи, откупорил засмоленное горлышко бутылки хереса. После восьмичасового обеда, перешедшего в поздний ужин, и последовавшей за ним "ночи любви" меня терзала жажда.

Выпили, помолчали, повторили.

— Ты понял все? — спросил наконец Сашка.

— Натюрлих, яволь.

— И делать будем — что?

— Ты разве не решил?

— Собираемся в плавание, так?

— Так.

— Долго готовимся, изучаем яхту, загружаем припасы, разрабатываем маршрут...

Я кивнул.

— Накануне отплытия у меня или Анны что-то случается, мы вынуждены остаться, договариваемся, что догоним вас позже...

— А, может, лучше так: уходим, как договорились, потом Анна остается с нами, а ты слезаешь на первой остановке и тихонько возвращаешься?

— Пожалуй, это будет даже лучше. Наконец-то я всерьез сыграю в графа Монте-Кристо... Наливай по третьей.

Так мы с ним и сделали. А дальше... Впрочем, как сказано у мэтров, это уже совсем другая история...




к о н е ц

Ставрополь.
1997 г.



<< Часть II. Глава 16 Оглавление - >>
На сайте работает система Orphus
Если вы заметили орфографическую или какую другую ошибку в тексте,
то, пожалуйста, выделите фрагмент текста с ошибкой мышкой и нажмите Ctrl+Enter.