в начало
<< Часть I. Глава 20 Оглавление Часть II. Глава 1 >>

ГЛАВА 21


Андрей просидел на крыле мостика, наверное, полчаса, а то и больше. Курил почти непрерывно, сплевывал в черную, едва заметную — только по отражению звезд — воду за бортом, слушал ровный шум окружающих бухточку сосен. Положение представлялось ему крайне запутанным, но пока еще не безвыходным. Из слов Антона и Дайяны следовало, что Держатели (которых ему все время хотелось представить в каком-то материальном облике, но не получалось) сильно встревожены, если не сказать растеряны. Хотя, независимо от всего услышанного, ему такая ситуация казалась смешной. Как если бы члены Политбюро, забросив все остальные дела, решали, как поступить с пацаном, повадившимся терроризировать учителей регулярным подбрасыванием карбида в чернильницы. Да, смешно, если речь идет о пацане...

А вот по поводу Солженицына и Сахарова они собирались, и не раз... Так что не нужно заниматься самоуничижением и принижать собственную роль во вселенских игрищах.

Дождаться бы поскорее Антона, а то ведь долго он в компании дамочек-аггрианочек не выдержит. Слишком большая нагрузка на психику — все время быть начеку, держать пистолет на боевом взводе и одновременно подавлять естественные инстинкты.

Они, возможно, на такой исход и рассчитывают. А что может произойти, если у него не хватит терпения противостоять непрерывной сексапильной агрессии? Он всего лишь любитель, а они-то крутые профессионалки, судя по всему.

Новиков по привитой Воронцовым привычке проверил, хорошо ли натянуты и закреплены швартовы, в каком положении якорная цепь. Потом спустился вниз.

Отдраил дверь каюты, в которой находилась Дайяна. Аггрианка лежала на койке, заложив руки за голову. Теперь она была одета в узковатые для ее роскошных форм джинсы и черный свитер крупной вязки. Под подволоком горел синий ночной плафон.

Каюта, конечно, не то что на "Валгалле". Голая функциональность. Две металлические койки одна над другой, металлический же откидной столик под иллюминатором, узкий стенной шкафчик и обтянутое коричневым пластиком кресло между столиком и переборкой. Не разгуляешься. Только чтобы поспать пару часов между вахтами.

С появлением Андрея Дайяна не изменила позы. Но движение глаз показало, что она его увидела. Новиков сел в кресло. Потянул носом воздух. Терпковато пахло незнакомыми духами. Откуда, интересно? Допустить, что она их с собой принесла? Настолько старается соответствовать образу? Скорее кто-то из девчонок после похода оставил. Ну да Бог с ними, с духами.

— Я еще над твоим предложением думал, — сказал Андрей, глядя на висящий над дверью эстамп в тонкой черной рамке. — Заманчиво, конечно. Только вот испорченный телефон получается, видишь, какое дело. Договариваться — так лучше бы напрямик, без посредников. Сможешь организовать непосредственный контакт?

Дайяна села рывком на койке, показав, что пресс у нее хороший, обхватила колени руками.

— Чтобы это выяснить, мне нужно на базу вернуться. Я сама такие вопросы не решаю. И о чем же ты стал бы говорить с Держателями?

— Не знаю, — честно ответил Новиков. — Сначала послушал бы предложения и доводы из первых уст, а уж тогда...

Он почувствовал, что голова у него вдруг закружилась, подкатила тошнота и фигура Дайяны расплылась, потеряла четкость. Как будто он на карусели перекатался.

Андрей не то услышал, не то ощутил в глубине мозга жужжание и вибрацию. Похоже, как сверхскоростной бормашиной зуб сверлят.

И там же, в мозгу, точнее — на внутренней стороне лобных костей словно высветилась картинка. Сашки Шульгина изображение. Губы шевелятся, а слов не слышно. Андрей напрягся так, что даже лицо у него исказилось, как от приступа мигрени. Показалось, что шум на мгновение стих, прорвались осмысленные звуки. Или по губам удалось разобрать?

— Я тебя чувствую. Все будет в порядке. Антона жди. Держись... — Он не мог поручиться, что разобрал именно это, однако смысл был такой.

И сразу все исчезло. Головокружение прекратилось. Интересно, успела аггрианка заметить этот краткий сеанс межпланетной связи? Да и был ли он вообще, не галлюцинация ли это от бессонных ночей и нервно-физических перегрузок?

Правда, раньше он за собой такого не помнил, с психикой проблем не было, и предыдущие контакты с Высшими мирами он воспринимал адекватно.

Дайяна эксцесс заметила.

— У тебя с головой что-то? Или?.. — Она подалась вперед, коснулась пальцами его лба, словно температуру захотела проверить.

— Нет, порядок. В ухе вдруг стрельнуло. Неприятно. На палубе продуло, что ли...

Поверила она или нет, Андрея не интересовало. Главное — Сашка его нашел даже здесь. Сумел пробиться через сорок парсек пространства или ухитрился напрямую включиться в Гиперсеть. Прогрессирует, раньше у него такого не получалось. Вместе с радостью Новиков испытал смутную тревогу. Как бы там ни было, а оставался он в глубине души слишком нормальным человеком и не мог заставить себя принять как должное неизвестно кем и для чего врученные им сверхъестественные способности. Пользовался ими почти что вопреки собственным желаниям и все время опасался, что постепенно перестает быть человеком. Умом понимал, что ничего здесь от него не зависит и если уж уродился с такими талантами, то нужно принимать их как должное. Другой человек на его месте был бы счастлив, более того — и за меньшее люди дьяволу душу продавали, а вот все равно... Дед его в подобных случаях говаривал: "Не к нашему рылу крыльцо".

Усилием воли он прогнал неуместные сейчас мысли. Нужно думать, как отсюда выбираться, а о душе как-нибудь в другой раз побеспокоимся.

Раз Сашка вступил в контакт с Антоном и тот велел ждать, наверное, вскорости воспоследствует с его стороны какая-то акция. Значит, нужно продолжать тянуть время.

— На базу я бы тебя отпустил, если ты имеешь возможность туда самостоятельно добраться. Только ты же меня сразу выдашь? Пока твои коллеги нас потеряли, и найти в пределах всего северного полушария им нас будет трудновато. А с твоей помощью... Излучения мозга они, может, и не засекают, а катер в любом случае найдут. Река — что трамвайные рельсы. И тогда уже все козыри ваши...

— Да, если ты так к этому относишься, отпускать меня нельзя, — согласилась Дайяна. — Какой-нибудь еще вариант видишь или тупик?

— Подумать надо. Какой-нибудь всегда найдется. По обычному радио с вашей базой связаться можно?

— Про радио мы забыли раньше, чем у вас появились египетские пирамиды, — без насмешки, просто констатируя факт, ответила аггрианка.

— А через универблок Сильвии? — предположил Андрей и тут же сам отмел эту идею. Блок — достаточно мощное оружие, чтобы его передать в руки отнюдь не миролюбиво настроенной инопланетянки.

— Тогда остается последнее средство — попробовать самому выйти на контакт с вашей половиной Держателей. Выйдет или нет — пока не знаю, но попытка ведь не пытка?

— Само собой, — легко согласилась Дайяна. Пожалуй, что и слишком легко. — У тебя уже неплохо стало получаться взаимодействие с Сетью. Если не заблудишься, конечно, проще будет договориться, чем через посредника.

— На этом и поладим. Я сейчас уединюсь в кают-компании и поищу выход в астрал. Найду — хорошо. Тогда и за тебя словечко замолвлю, отмечу твою роль в дипломатической миссии. Ну а если соглашения достичь не удастся или вправду заблужусь, тогда вы сами отсюда выбирайтесь. Можете катером спуститься вниз примерно на полторы тысячи миль, а там до вашей базы совсем недалеко, за сутки пешком дойти можно...

Дайяна, показывая, что такое решение ее вполне устраивает, снова вытянулась на узкой койке, прикрыла рукой глаза от света лампочки.

Новиков вышел из каюты, запер дверь. Что-то здесь не то. Ведет себя аггрианка неадекватно. Слишком подчеркивает свою незаинтересованность в исходе дела. Хочет тем самым заставить его поступить определенным образом? Каким? Если очень хорошо разбирается в людской психологии, в логических связях высших порядков, то угадать ее истинные интересы практически невозможно, любое решение будет равно справедливым или ложным, поскольку как догадаться, на каком уровне следует остановиться? Но если она мыслит стандартно, то искать контакта с Держателями нельзя ни в коем случае.

Успокоиться и просто ждать "спасательную экспедицию"? А сколько ее придется ждать? Хорошо, если сутки-двое, а то ведь можно опять оказаться во власти парадоксов. Весь проведенный на Валгалле первый год их "эмиграции" уложился в несколько московских дней, да и то потому, что несколько раз они включали установку и тем невольно корректировали разницу в скорости течения времени. А вообще-то по отношению к Валгалле время на Земле просто стояло. Что вначале им очень понравилось — здесь они могли жить сколько угодно, практически не старея, а потом вернуться домой чуть ли не в день и час отправления.

Андрей заглянул в каюту Сильвии. Леди Спенсер спокойно спала, демонстрируя завидное самообладание или просто фатализм.

Он прошел в тесную по меркам прогулочной яхты, но вполне просторную для военного корабля такого класса кают-компанию. Целых двенадцать квадратных метров, и можно стоять, не нагибаясь, даже при его росте.

От нечего делать, чтобы время шло быстрее, разболтал в чашке две полные ложки растворимого кофе, взял с полки рукописный журнал последнего путешествия на "Ермаке" к истокам Большой реки, развернул тщательно вычерченную Воронцовым карту.

Если Антон не появится в ближайшее время, то есть к утру, надо будет заводить движки и двигаться на север, к Штормовому озеру. Хоть будет занятие, интересное само по себе и отвлекающее от грустных мыслей. А если вдруг придется подзадержаться? Вот здесь, в трехстах примерно милях вверх по течению, они открыли глубокий, окруженный скалами фьорд, где и зазимовать в случае чего гораздо удобнее, чем у берегов главного русла. Только даже думать о зимовке на маленьком катере в обществе двух инопланетянок не хотелось. Был, конечно, и другой вариант. Через несколько дней аггриане, обыскав все окрестности Форта, наверняка оттуда уберутся, и можно вернуться обратно, очередной раз оставив их в дураках. А зимовать дома гораздо лучше, чем во льдах...

Ничего другого ему в голову не приходило. Исчерпал он, наверное, запасы сообразительности и предприимчивости, тем более что играть на чужом поле у него привычки не было. Главное, он не знал правил такой игры.

И непередаваемым счастьем казалось ему сейчас вернуться в Москву или Севастополь, забыть о своих чудесных способностях и "долге перед Вселенной". Он готов был подписать любое обязательство, вроде как в прошлом веке пленные офицеры взамен освобождения давали честное слово не участвовать больше в данной войне... Или диссиденты признавали свои заблуждения, чтобы не садиться (неизвестно зачем) на пять-семь лет в тюрьму.

Несколько позже он вспоминал о своих малодушных мыслях с удивлением и даже склонен был отнести их на счет постороннего психического воздействия — со стороны Дайяны, ее соотечественников или самих Держателей.

Потому что в момент охватившей его глубокой депрессии, когда Андрей разрывался между желаниями идти к Дайяне и соглашаться на любой вариант, который позволит ему вернуться на Землю, включить "синхронизатор" и потребовать у Антона немедленно забрать его отсюда или же просто напиться так, чтобы ни о чем не помнить, на противоположной переборке раскрылся знакомый межпространственный экран, за которым Новиков увидел гостиную московской квартиры в Столешниковом и ухмыляющуюся физиономию Сашки Шульгина. Фасон-то он держал, стараясь соответствовать избранному имиджу, однако Андрей видел, что дается ему это предельным напряжением воли.

— Шагай сюда, быстро. А то неизвестно, сколько канал продержится...

— Но пару минут продержится? Я сейчас... — Не слушая, что еще говорил ему вслед Шульгин, он выскочил в узкий коридор, распахнул дверь каюты Сильвии, схватил ее за руку, не тратя времени даже на то, чтобы разбудить, протащил через кают-компанию, не обращая внимания, как она ударяется плечами и коленями о переборки, стулья, край стола. Только вскрикивает испуганно в полусне...

Толкнул в проем окруженного фиолетовой рамкой экрана.

— Держи!

Чуть было не шагнул следом и в последний момент вспомнил еще одно. Снова вернулся в коридор и отпер замок каюты Дайяны.

Когда межпространственный тоннель схлопнулся, отделив теперь уж, наверное, навсегда Землю от Валгаллы, и Сашка, не выбирая выражений, матерился, сообщая, что он думает по поводу всяких там альтруистов, Новиков, доставая дрожащими пальцами сигарету из пачки, смог ответить только:

— Но как же... Там переборки стальные почти десять миллиметров и инструментов в каюте никаких... Собаку и то на тонущем корабле не бросают...

— Ну Иисусик прямо! Без тебя бы там разобрались... — дернул щекой Шульгин, однако видно было, что побуждения друга он понял.

Зато Сильвия, потирая ушибленные части тела, прошипела зло:

— Так то же собаку. А эта вообще к живым существам мало отношения имеет. Она бы тебя не пожалела, дай ей волю...

Потом Шульгин рассказал, как Антон появился здесь час или полтора назад, какой-то растрепанный и страшно нервный, он его таким не видел даже во время эвакуации Замка, сообщил, что очередной раз ставит на кон свою карьеру, если не голову, что сумел каким-то образом деформировать предписанную реальность и пробить пространство-время в физическом смысле, а это отчего-то запрещено законами то ли природы, то ли самой Гиперсети.

— Если сделал, значит, не совсем запрещено, — глубокомысленно ответил Новиков, сознавая, что переживает сейчас, пожалуй, так редко выпадающий в жизни момент абсолютного счастья.

А Сильвия ничего не сказала. Глядя на нее, Андрей не мог понять, довольна ли она таким разрешением ситуации или предпочла бы остаться на Валгалле? Но спрашивать об этом сейчас не стал.

Сашка продолжал рассказывать:

— Без всякой аппаратуры, хотя, может быть, она и была, только не здесь, Антон начал настраивать режим перехода. И все время попадал не туда. Бормотал что-то по-русски и по-своему, дергался, только что не озирался испуганно... Со стороны это выглядело, будто взломщик сейф открывает и все время ждет, когда сигнализация сработает. Или даже больше походило, как минер фугас с часовым механизмом обезвреживает, не зная, на сколько взрыватель поставлен. Наконец у него получилось. Сначала он на Дом наш настроился, мне аж тоскливо стало, как он теперь жалко выглядит... Убедились, что тебя там нет, тогда уже на катер перенастроились. Антон вздохнул облегченно, даже пот со лба вытер и говорит: "Ну все, удалось, значит". Ему теперь надо исчезать, а я и сам справлюсь. Канал откроется, я тебя забираю, и на том все. Я спрашиваю: "А вдруг не откроется?" — "За это не бойся, — отвечает, — но уже в последний раз. Все свои лимиты вы исчерпали. Теперь лучше всего забудьте про Держателей, аггров, форзейлей и прочие тайны Вселенной. Послушались бы меня тогда, всем лучше было бы. А сейчас... Может быть, но не уверен, кто-нибудь еще сам на вас выйдет, тогда уж как знаете, так и выкручивайтесь. А на меня не рассчитывайте. Точка. Считайте, меня больше нет".

Сказал он это — и исчез. Точно как с парохода в прошлый раз. Я и не заметил, как он растворялся. Вжик — и все. Тем более что в тот же момент экранная картинка в проход превратилась. Смотрю — ты сидишь, печалуешься, словно Меньшиков в Березове...

Андрей задумчиво молчал. Через некоторое время, словно отвечая своим мыслям, наконец заговорил:

— Так, наверное, даже и лучше. Да только не верится. Не оставят они нас в покое. Правда, если предположить, что они там друг с другом за нашей спиной договорились и решили объявить Землю демилитаризованной зоной да еще и карантин ввели... Я об этом с Антоном рассуждал, кстати. Оставьте нас в покое лет на пятьдесят, а там делайте что хотите.

— Я то же самое по сути говорил. Глядишь, они и снизошли. Да хватит нам про это. Вернулись — и ладно. Давай лучше встречу отметим.

— Давай. — Новиков попытался вспомнить, когда он ел последний раз. Выходило, что больше суток назад. А по нынешнему времени?

— Слушай, сегодня какое число? — спросил он Сашку, помогая ему накрывать стол на кухне.

— Двадцатое ноября...

— Так это что, больше двух недель прошло?

— Выходит, так. А по твоему счету?

Андрей задумался, только что пальцы не загибал, считая:

— Ну, если от момента, как у Сильвии ужинали, — четвертый день...

— Вот. А ты говоришь — павлины... Тут за твое отсутствие столько всего случилось. Давай по первой и мадаму нашу зови, она там не утонула в ванне? Я тебе сейчас по-рассказываю...


<< Часть I. Глава 20 Оглавление Часть II. Глава 1 >>
На сайте работает система Orphus
Если вы заметили орфографическую или какую другую ошибку в тексте,
то, пожалуйста, выделите фрагмент текста с ошибкой мышкой и нажмите Ctrl+Enter.