в начало
<< Часть I. Глава 13 Оглавление Часть I. Глава 15 >>

ГЛАВА 14


Произошло как раз то, от чего предостерегал Антон. Сильвия попала в сферу действия аггрианских чар. Примерно так случилось с Ириной в Москве, в самом начале всей этой истории. Агенты-контролеры, посланные самой Сильвией, пытались выманить ее из укрытия и, лишив воли и чувства самосохранения, заставить прийти в указанное место и сдаться. Спасли слишком большое для имевшейся в распоряжении "чистильщиков" аппаратуры расстояние, недостаточная их квалификация и решительные действия Шульгина и Новикова. Сейчас сама бывшая резидентша столкнулась с аналогичным, но неизмеримо более мощным действием деморализующей силы.

И как теперь поступить Андрею? Можно рискнуть, положиться на силу антоновского приборчика, выскочить на поляну и принять Сильвию в "сферу безопасности". До нее отсюда около полусотни метров. Зона действия синхронизатора — тоже пятьдесят. Значит, нужно минимум две-три секунды. В его одежде и по такой местности быстрее никак не успеть. Можно и не добежать, особенно если защита ненадежна. Вдруг она только и именно от ментального воздействия прикрывает, а выстрел из гравимета размажет Новикова по земле? Да хотя бы просто создаст непроходимый гравитационный барьер? Во время битвы на перевале башенные гравигенераторы аггровских бронеходов давали поле в полсотни G, если не больше. А ему и пяти будет достаточно.

И зачем ему, в конце-то концов, эта Сильвия? Без нее он не обойдется, что ли? Ради чего рисковать головой? Враг она, если реально рассуждать, все, что могла, делала, чтобы их уничтожить, а уж когда проиграла, согласилась снисходительно присоединиться к команде победителей. Вот и пусть решает свои проблемы с земляками. Договорятся как-нибудь. Или потом Антон придумает, как ее выручить, если есть в ее присутствии какая-то необходимость Думая так, он одновременно то ползком, то на четвереньках подбирался все ближе. И сжимал в руке неизвестно когда выскочивший из кобуры "стечкин". Ему казалось, что и сухие сучья трещат под ногами слишком громко, и ветки кустов качаются так выразительно, что не заметить его приближения просто невозможно. Уж он сам-то непременно бы засек такого неосторожного противника. Жаль, что Сашки Шульгина с ним нет. Вот бы пригодились его японские навыки. Вдвоем они вообще составляли идеальную боевую пару и по согласованности действий, и по взаимодополняемости способностей. Ну, делать нечего, надо исходить из того, что имеем.

А обстановка в очередной раз резко изменилась. Один из аггров в скафандре (Андрей по привычке думал о них в мужском роде, хотя уже знал, что имеет дело с бесполыми особями), продолжая выполнять свою программу или ранее отданную команду предводительницы, поднялся на веранду, постоял у запертой двери, коротким импульсом гравитации сбил замок вместе с засовом и вошел в дом.

Андрей как-то мельком отметил, что могучие собаки, способные вдвоем затравить медведя, сейчас забились под амбар и лишь поскуливали там от страха.

Не прошло и трех секунд, как белая неуклюжая фигура скрылась в темном проеме двери, когда оттуда гулко ударил сдвоенный взрыв. Лопнули и вылетели стекла ближайших к тамбуру комнат первого этажа.

Сработала первая растяжка, поставленная Андреем сразу за порогом.

"Одним меньше", — отметил Новиков машинально. Дайяна резко обернулась на звук. И тут же Андрей, оттолкнувшись от земли, как спринтер на низком старте, отчаянно крича Сильвии: "Ложись!", пальнул навскидку в сторону предводительницы аггров, один раз над головой, второй — под ноги.

Бросок получился стремительный, не зря он, лежа, успел проковырять носком сапога удобную ямку для упора ноги.

Наверное, ему сейчас удалось, как это умел делать Шульгин, перевести себя в другой масштаб времени. Пока он летел вперед, Сильвия продолжала пребывать в трансе, а Дайяна не успела повернуться в сторону нового звукового раздражителя.

Стремительной футбольной подсечкой и одновременным толчком в плечо он сшиб аггрианку наземь и сам повалился следом, подмял ее под себя.

"Настоящая!" — мелькнула мысль, когда он ударился подбородком о ее затылок. А то до последнего боялся, что Дайяна окажется лишь фантомом или голографическим изображением.

Помня о физических возможностях инопланетянок, он, не давая ей опомниться, безжалостно заломил левую руку далеко за спину, наступил коленом между лопаток.

— Сюда, скорее, помогай! — заорал он только начавшей приходить в себя Сильвии.

Дайяна забилась у него в руках с упругой нечеловеческой мощью. Испугавшись, что не удержит ее, тем более что Сильвия отчего-то медлила, Андрей перехватил пистолет плашмя и с маху припечатал килограммовую полированную железку к затылку аггрианки.

Она дернулась и обмякла. Новиков знал, что ненадолго. Шульгин в драке с пришельцами вообще бил насмерть, а через пять минут те снова были бодрые и активные, как ни в чем не бывало.

А вот наконец и Сильвия подобралась к нему на четвереньках.

— Снимай ремень, вяжи ей руки, потом ноги... — И только сейчас он с удивлением понял, что остальные аггры не замечают происходящего посередине поляны. Продолжают привычные действия. Двое или трое заторопились к дому, где исчез их напарник, и Новиков злорадно подумал, что в суматохе еще кто-нибудь зацепит очередную проволочку. Остальные продолжали "охранять территорию", только, как показалось Андрею, активнее завертели по сторонам рогатыми и шипастыми шлемами, пытаясь понять, куда исчезла вдруг "хозяйка". Или действительно это просто роботы с примитивной программой и дистанционным управлением?

Только Сильвия успела стянуть поясом щиколотки Дайяны, как та действительно очнулась, снова забилась, заорала что-то хрипло, явно адресуясь к Сильвии, а та, отвернувшись, отрицательно качала головой, не соглашаясь или вообще отказываясь слушать.

А Андрей окончательно убедился, что защита действует, их под ее прикрытием не видно и не слышно.

— Потащили ее к катеру, — скомандовал он Сильвии и тут увидел забытый им кейс с ракетами. Как он оставил его возле крыльца, так тот там и лежал, не успев привлечь внимания аггров. Кейс был в зоне досягаемости. Новиков, даже не слишком торопясь, забрал его, перед тем как закрыть, зарядил еще один маячок и выстрелил горизонтально, целясь в сторону брошенного транспортера.

Трассер ракеты исчез в зарослях, сразу два скафандра развернули свои локаторы в ту сторону. Поколебались немного и вперевалку направились к лесу. Похоже, имитатор активизировался только после выстрела, ведь целая куча их в открытом кейсе внимания аггров не привлекала. А теперь он включился, и испускаемый им сигнал был достаточно силен, чтобы побудить "ракообразных" к действию.

Опять пригрозив извивающейся на траве Дайяне рукояткой пистолета, цыкнув на нее матерно, Новиков взвалил увесистую дамочку на плечо.

— За ноги поддерживай, — приказал он Сильвии и понес свою добычу к обрыву. — Ты успокоишься или нет? — прорычал он прямо в ухо никак не желающей смириться с позорным пленом аггрианки. — А то надрываться не буду, брошу на хрен с обрыва, а внизу подберу, что останется...

Когда они уже начали опускать Дайяну вниз на своей самодельной лебедке, со стороны дома шарахнул еще один гранатный взрыв.


Прикрутив концом шестипрядного линя Дайяну к поручням ведущего на мостик трапа, Новиков запустил двигатели и дал катеру "малый вперед". Стометровая стена розового гранита, поверху скрытая чащей непроходимого леса, плавно отодвинулась, вдоль бортов зажурчала и захлюпала короткая речная волна. Корму начало ощутимо заносить быстрым течением, и Андрей прибавил обороты.

"Ермак Тимофеевич" выгреб на главный фарватер. Турбины загудели ровнее, репетир лага показал сначала десять узлов, потом стрелка подошла к пятнадцати. Как помнил Новиков, ближайшие километры русло реки не , имело крутых изгибов, выступающих мысов и мелей. Генеральный курс следует держать по стрежню, не отклоняясь более чем на пять градусов в каждую сторону. Он решил идти против течения, по уже изученному прошлой экспедицией маршруту. Глубины до самого истока реки были приличные, и никаких навигационных неожиданностей не предвиделось.

Утес с домом на вершине медленно растворялся на фоне безбрежного лесного моря, и Андрей с печалью подумал, что теперь, наверное, уже навсегда. А они ведь мечтали прожить здесь несколько счастливых лет, и так поначалу все и складывалось... Однако, значит, не судьба. Не успели даже дать собственных имен исследованной ими реке и другим географическим объектам в ближних окрестностях — поляне и дому.

Ну, в конце концов, нигде и не сказано, что жизнь у них должна быть тихой и спокойной...

Новиков решил, что теперь можно заняться пленницей. По громкой трансляции пригласил на мостик Сильвию, которая через открытый световой люк опускала в кают-компанию катера тюки и узлы с припасами.

— Давай-ка сюда нашу гостью. Пора обменяться мнениями...Только автомат возьми и близко не стой, мало ли... Э, нет, подожди! — крикнул он, увидев, что Сильвия собралась, забросив за плечо ремень "АКМС", развязывать Дайяне руки. — Ты бы еще ей дала автомат подержать.

И представил, как могли бы в таком случае развиваться дальнейшие события. Задачка для курсанта разведшколы первого месяца обучения. Сильвия освобождает пленницу, та, как бы разминая затекшие кисти, делает резкий выпад, одной рукой хватает автомат за цевье, другой бьет бывшую коллегу ребром ладони снизу под подбородок или просто сильно толкает в грудь.

Сильвия спиной вниз летит на палубу или за борт, а Дайяна навскидку стреляет в него, Новикова. Да и не стреляет даже, просто, прицелившись, спокойно предлагает поднять руки...

— Брось автомат сюда, я пока подержу ее на прицеле, а ты веди...

Дайяна, сопровождаемая и поддерживаемая под локоть Сильвией, поднялась по трапу. Андрей пропустил ее в рубку, закрыл массивную стальную дверь.

С утра бродившие по небу тучи буквально за последние десять-пятнадцать минут сплотились, низко нависли лохматой серо-сизой пеленой, вдоль реки задул знобящий ветер, волны стали круче и злее. Катер рассекал их по-прежнему легко, но появилась ощутимая килевая качка, а от ударов волн под правую скулу он стал заметно рыскать на курсе. Теперь уже Новиков не выпускал манипуляторов из рук. Река-то она река, но при такой ширине штормы на ней бывают не хуже морских, а по причине близости берегов и опаснее даже. И, судя по падающему барометру, шквал был не исключен.

А вскоре к тому же опустился холодный моросящий туман. Дайяна в своем не по погоде легком платье должна была уже порядочно замерзнуть, если ей свойственны нормальные человеческие реакции. Глядя на ее посиневшие щеки и вздрагивающие губы, усомниться в этом было трудно.

Однако, не доверяя внешней покорности, Андрей велел Сильвии усадить ее на откидной стульчик рядом с радиостанцией, а самой встать с автоматом напротив и подстраховывать переговорный процесс.

Новиков также предупредил аггрианку, что, если даже ей удастся как-то обмануть их бдительность и выбраться из рубки, прыгать в воду и спасаться вплавь он не советует. Слишком вода холодная, до ближайшего берега не меньше километра, а стрелять он умеет прилично. Если же Дайяна в состоянии плыть под водой или даже ходить по дну, то на корме катера имеется бомбомет "хеджехог", бьющий сериями от пяти до пятнадцати глубинных бомб. Раз подводным лодкам их мощности хватает, то ей, наверное, тоже... Он допускает, что использование такого оружия против слабой женщины негуманно, но пусть и она войдет в его положение...

— Перестаньте паясничать, — резко ответила Дайяна, вполне естественным жестом продолжая массировать запястья.

Новиков виновато улыбнулся и развел руками, заодно расстегнув кобуру "стечкина". Он слишком хорошо усвоил за последнее время, что только постоянная бдительность и готовность в любой момент нажать на спуск гарантируют в этом мире жизнь и безопасность. Вздумай Сильвия все же перейти на сторону своей землячки и кинься на него эти барышни обе сразу, неизвестно, сильно ли поможет ему пистолет? Как бы невзначай он переместился левее. Теперь между ним и аггрианками, пленницей и ее конвоиром, находились два намертво принайтовленных к палубе вертящихся кресла и колонка компаса. Он наконец позволил себе расслабиться и закурить сигару. Сочувственно осмотрел грязное платье аггрианки, разорванное по боковому шву почти до пояса, разползшиеся на коленях чулки. Туфли она потеряла еще на берегу.

Интересно, как легко во время рукопашных схваток рвется самая, казалось бы, прочная одежда. Андрей и раньше это замечал. Руками попробуй разорви пиджак или пальто, а даже в школьных, почти беззлобных драках рукава и полы отрывались запросто...

— Переодеться во что-нибудь мы найдем, не уверен только, что по размеру. Поесть, выпить, закурить желаете?

Дайяна отказалась презрительным движением головы.

— Ну, вольному воля. А я бы выпил. Сильвия, сходи, пожалуйста, вниз. Вон в тот тамбур, третья слева дверь по коридору — камбуз. Там электропечь, в шкафчике чайник, заварка и прочее. Сделай чай или кофе покрепче. Сахару пару кусочков. И заодно подбери из своих запасов подходящую экипировку для коллеги. Воспитание не позволяет мне смущать ее своими откровенными взглядами, а отвернуться не могу, исходя из требований устава караульной службы.

Сильвия кивнула и не слишком уверенно стала спускаться по узкому, почти отвесному трапу, вдобавок все время норовящему выскользнуть из-под ног.

Андрей снова повернулся к пленнице.

— Ну... Я не хочу, чтобы вы расценивали происшедшее как недружественный акт или агрессию. Это лишь действия в состоянии крайней необходимости. Можно сказать — самооборона.

— Это у вас так называется?

— А у вас разве нет? — искренне удивился Новиков. — Вы нагрянули в сопровождении вооруженных... гм, скажем, лиц на территорию, которая является частным владением, в отсутствие хозяев взломали запертую дверь, с помощью каких-то психотропных средств попытались захватить в плен леди Спенсер... Я верно излагаю картину происшедшего?

Похоже, Дайяна оправилась от некоторого нервного потрясения, вызванного непредвиденным для нее развитием событий, усмехнулась скептически.

— С моей точки зрения, все выглядит совершенно иначе. Я прибыла в место, которое вы называете своим частным владением, в полном согласии с ранее достигнутой договоренностью. Никаких агрессивных действий не предпринимала. А то, каким образом пригласила для беседы свою... гм, ну, скажем, сотрудницу, — передразнила она Андрея, — вас совершенно не касается.

— Кем она приходится вам, я не знаю. Для меня это леди Спенсер, моя гостья в загородном доме. И только. По земным обычаям противозаконное вторжение на территорию частного владения применение огнестрельного оружия вполне оправдывает... И, во всяком случае, я обязан любыми доступными средствами защищать доверившуюся мне даму.

— Может быть, достаточно? Прекратим валять дурака? — абсолютно спокойным, деловым тоном спросила Дайяна.

— Готов. Но что вы можете предложить взамен?

— Прежде я бы хотела узнать, каковы ваши планы в отношении меня?

— Самые мирные. Я уже сказал. Если вы дадите слово, что будете вести себя прилично, гарантирую достойное вашего ранга обращение, относительную свободу в пределах катера, сухую чистую одежду, пищу, если вы в ней нуждаетесь. А после того, как мы обсудим все актуальные проблемы, я вас освобожу окончательно. Да, кстати, как вам удается обходиться без скафандра и там, и здесь? Вы разумное гуманоидное существо или... э-э... нечто вроде робота?

— Безусловно, разумное и достаточно человекообразное. Аналогичное той, кого вы продолжаете называть леди Спенсер. Что касается скафандра или его отсутствия... Я же не спрашиваю вас, откуда у вас то устройство, с помощью которого вы сумели взять меня в плен, оставаясь невидимым для моей охраны? И удивительно только, зачем оружие, вы ведь знаете, что я сейчас ничего не могу вам сделать.

— Да так, дурная привычка, — ответил Новиков, не желая показать, что слова Дайяны для него звучат откровением. До сих пор он воспринимал обещания Антона не более чем гипотезу. Но выходит, это правда. Однако пистолетную кобуру застегивать не стал, просто отвернул в сторону ствол лежавшего на столе и направленного в грудь аггрианки автомата.

Постепенно разговор у них стал налаживаться. Поскольку все равно не было другого выхода. Для Дайяны ситуация сложилась явно проигрышно, а Андрей усиленно демонстрировал дружелюбие и готовность к переговорам.

Рано или поздно они подошли к сути вопроса. Ради чего Дайяне потребовалось приглашать (или "заманивать", как специально выразился Новиков) их с Сильвией на Валгаллу, какого конечного результата она ждет от общения с ними и что за участь могла бы ожидать их при благоприятном исходе переговоров и наоборот?

В ходе беседы Дайяна незаметно изменила манеру поведения и в какой-то мере внешность. Очевидно, подобный механизм в ее организме имелся. Она стала выглядеть проще, деловитее и будто даже симпатичнее. Обычным женщинам для такой трансформации требуются специальные усилия, косметика, услуги парикмахеров и визажистов, она же обошлась внутренними ресурсами. Хотя для представительницы высокой договаривающейся стороны ее испачканные землей и травяной зеленью колени, рваные чулки и выглядывающие из прорехи в платье бежевые кружевные панталончики не слишком соответствовали высокому дипломатическому статусу. Ее это, впрочем, волновало очень мало, что Новиков объяснил недостаточным вхождением в образ.

Ни Ирина, ни Сильвия ни за что не позволили бы себе столь равнодушно выставлять напоказ грязные ноги и прочее.

Смысл предложений Дайяны сводился к следующему. Новикову предлагалось, учитывая его выдающиеся, хотя и потенциальные пока еще способности, принять окончательное решение и намедленно перейти на сторону того клана Держателей Мира, который здесь представляют аггры, чья цивилизация является материальным воплощением (эффектором) одной из систем их мыслеобразов.

Андрей уже достаточно освоился в круге понятий, описывающих данную космогоническую гипотезу, и, не вдаваясь в технические детали, просто спросил Дайяну:

— А зачем?

Аггрианку такая постановка вопроса удивила, если не поставила в тупик.

Новиков уточнил:

— Нет, на самом деле, зачем это мне и зачем это им? Только не нужно всяких разглагольствований о благе приобщения к нирване, безграничным возможностям познания при проникновении в Гиперсеть и тому подобное... Мне уже предлагалось такое, и я не нашел данную идею слишком для себя привлекательной...

Он нащупал правильный, на его взгляд, стиль поведения. Если ты заранее сообщаешь партнеру, что предлагаемая им цена тебя не интересует, ему следует или сразу сворачивать разговор, мол, не хочешь — и не надо, или начинать импровизировать в поисках каких-то более веских доводов и заманчивых перспектив.

Это, конечно, в случае, если партнер руководствуется одной с тобой системой логики. На это Новиков и рассчитывал, имея уже некоторый опыт общения и с агграми в лице Ирины, Сильвии и той же Дайяны, и с форзейлями, представленными Антоном.

Расчет оказался верным. Дайяне пришлось раскрывать карты в тех пределах, которые ей были известны или определены.

В рубке появилась Сильвия. Она поставила перед Андреем на штурманский столик металлический термос и большую фаянсовую кружку. Налила до половины дымящегося кофе и снова скромно устроилась на откидной скамейке, давая понять, что обращать внимание на ее присутствие не стоит.

Дайяна, качнув головой, еще раз отказалась от протянутой кружки и после короткой паузы начала популярно ему объяснять, что Держатели Мира — это иное название для существующего у всех гуманоидных цивилизаций Метагалактики понятия Мирового разума. Мировой разум существует вечно, в том числе и до возникновения Вселенной вообще, так как является не материальной субстанцией, а неким "информационным континуумом" и пережил уже несколько Больших взрывов прямого и обратного знаков. Поскольку он равновелик себе, то включает в себя всю существующую информацию, в том числе и постоянно возникающую вновь, мгновенно ее воспринимает, усваивает и перерабатывает. Сюда относится и информация, создаваемая и осмысляемая каждым сравнительно разумным обитателем Вселенной. Для чего существует бесчисленное количество специализированных программ и подпрограмм, образующих ту самую межгалактическую Гиперсеть. Контакты любого мыслящего индивидуума с Гиперсетью осуществляются непрерывно и постоянно, но в девяноста девяти и девяти в периоде процентах случаев являются односторонними. Остальная часть контактов варьируется от случайных соприкосновений с приемом каких-то пакетов информации на подсознательном уровне до тотальных и с осознаваемой обратной связью. Вот как раз Новиков и подошел вплотную к этому рубежу...

— И что из этого проистекает? — прикинулся до сих пор ничего не понимающим простаком Андрей. — Действительно, какие-то странные выходы в ирреальность со мной случались, однако ни пользы, ни удовольствия я от них не получил...

— Ну как же? — почти возмутилась от тупости собеседника Дайяна, а Сильвия, которая, конечно, лучше знала Новикова, по-прежнему молчала, опустив глаза. Андрею приходилось все время мельком поглядывать на нее, она его смущала, как преферансиста, собравшегося объявить мизер, смущает одна из карт прикупа. Она может оказаться и тузом, но от своей длинной масти, или хоть и восьмеркой, но чужой. И тогда нарываешься на ха-ароший паровоз! Штук на пять взяток.

— Вы же должны понимать, основой всего является Дуализм. Не может Мировой разум существовать в одном лице. Это неминуемо привело бы к полной энтропии.

Даже ваши древние философы это понимали, додумавшись до диалектики. А Держатели Мира задолго до возникновения нынешней Вселенной разделились на кланы, чтобы сохранять равновесие. Вся система мира выстроена подобным образом. Материя — антиматерия, время — антивремя, аггры — форзейли... Все эти структуры не враждебны друг другу, как Бог и дьявол в ваших мифологиях, они партнеры и вечные оппоненты, чтобы не допустить нарастания энтропии.

— Довольно понятно, — кивнул Новиков. — Как на семинаре по марксистской философии...

— А вот человек выбился из этого ряда. У него нет природного антипода...

— Зато он раздвоен сам в себе, — возразил Андрей. — Его психика балансирует между шизофренией и циклотимией. Шизофрения, в свою очередь, означает расщепление сознания, а циклотимия двухполюсна — маниакальная фаза и депрессивная. Очень вписывается. Впрочем, это вам Шульгин лучше смог бы объяснить, он психиатр профессиональный...

— Не совсем удачный пример, — отмахнулась Дайяна. — Человечество все равно едино по определению и вдобавок обладает потенциалом, позволяющим ему претендовать на вхождение в сообщество Держателей на правах отдельного клана. Поэтому и пришлось Держателям обратить на вас особое внимание. На нас и на форзейлей была возложена миссия сохранения баланса на Земле. Путем противопоставления друг другу не тех или иных рас, а групп и блоков, представляющих взаимоисключающие интересы...

— Разумно, — кивнул Андрей с выражением экзаменатора, оценившего остроумное решение студентом логической задачи. — То есть сумевшее бы добиться единомыслия и солидарности человечество представляет смертельную опасность для Вселенной?

— На определенном этапе, — уточнила аггрианка. — Добившись единства, но не успев осознать своей истинной роли и ответственности...

— Толково... — снова повторил Новиков. — Отчего и недопустимыми были бы возникновение, скажем, подлинно всемирной религии или победа мировой революции по Марксу — Ленину...

— Совершенно верно.

— И в чем, по-вашему, должна заключаться моя роль? Как Христу, принять на себя ответственность за грехи нашего мира, условно говоря? Стать агентом "ваших" Держателей против "ихних", — он указал большим пальцем вверх и назад, как бы подразумевая форзейлей, — и не допустить объединения человечества ныне и присно?..

— Не стоит так резко формулировать, — улыбнулась Дайяна, которой показалось, что взаимопонимание начинает налаживаться. — Но вообще-то, если бы вы согласились достаточно определенно занять позиции, близкие к нашим, перспективы дальнейшего сохранения статус-кво стали бы более определенными...

Перед тем как дать какой-то ответ, Новиков решил, пользуясь случаем, узнать еще кое-какие интересующие его детали мироустройства в трактовке аггрианки.

— А вот что вы мне скажите: каким образом при таком объеме непрерывно поступающей информации ваши Держатели в состоянии контролировать мысли и поступки каждого отдельного индивида? Меня учили, что бесконечное количество информации требует бесконечного времени для ее обработки, даже при бесконечной скорости этого процесса...

— Остроумный вопрос. Но вряд ли я смогу дать на него исчерпывающий ответ. Как это ни обидно, я вынуждена признаться, что обладаю довольно ограниченными знаниями по столь серьезным проблемам... Видимо, правильным будет примерно такое толкование — Держатели (а я даже не знаю, имеют ли они какой-нибудь физический облик или существуют лишь в виде идеи), естественно, не могут или не желают снисходить до конкретностей, даже в масштабах звездных систем. Они выстраивают цепочки вертикальных сопряженных реальностей и связей внутри и между ними. Наша с вами Вселенная — разновидность реальности, в которой основные константы допускают существование разумной гуманоидной жизни. Она контролируется соответствующей структурой Гиперсети. И так далее, ступенями вниз вплоть до суперцивилизаций, обитаемых планет, рас и народов, их составляющих. Снизу вверх значимая информация фильтруется, поступает в нужные секторы Сети, которые и осуществляют корректировку в случае необходимости. Самый наглядный пример — человеческий организм. В нем много чего происходит и на биохимическом, и на клеточном уровнях. Однако до сознания доходит только то, что без его вмешательства сделано быть не может.

— Уловил. Могу предложить еще более наглядный пример — человеческое общество. Простые граждане могут делать все, что им заблагорассудится, но, когда они выходят за рамки, меры принимаются сначала участковым, потом райотделом милиции, а до главы государства информация доводится только в особо экстраординарных ситуациях... Или случайно...

— Да, совершенно верно. Вот мы как раз и играем роль того самого участкового, который узнал важный, на его взгляд, факт и доложил вверх по начальству...

— И начальник распорядился принять субъекта данного явления в разработку и завербовать его в негласные осведомители?.. Или сразу в штат зачислить?

Дайяна предпочла на этот провокационный вопрос не отвечать. Тогда Новиков задал следующий:

— Мне кажется, говорили мы много и утомительно даже. Кое-что новое для себя я услышал. Однако остается неясным — чем, по вашему замыслу, должна закончиться наша встреча? Какой-то конкретный результат вы для себя наметили достигнуть, когда приглашали сюда, за полсотни парсеков, или?.. Потому что примерно все то же самое, только чуть-чуть другими словами уже излагала мне ваш агент Ирина Седова несколько лет назад. Тогда мы с ней не достигли соглашения...

— Ну, если вы уже готовы к принятию решения, я скажу. Желательно, чтобы вы, осознав истинное положение дел и свои возможности, согласились присоединиться к Мировому разуму...

— В каком качестве? — настойчиво прикидываясь непонимающим, повторил Новиков. Он видел, что его манера раздражает Дайяну, а ему это и требовалось. — Или вы хотите, чтобы я согласился вообще, без предварительных условий? Так не бывает, дьявол и тот сначала предлагает всевозможные блага, а уж потом протягивает свиток и перо...

— Мне кажется, что вы слишком несерьезно относитесь к вопросу, который жизненно важен...

— Считайте, что это у меня такой стиль поведения. Имею я на это право, будучи Очень Важной Персоной? А вы, как я догадываюсь, не более чем курьер, вся функция которого сводится к передаче мне некоей информации... Так что заканчивайте.

Очевидно, Дайяна вела какую-то свою сольную партию и Новиков портил ей игру. Однако не ответить на его прямой вопрос она не могла. Тут, очевидно, сказывалось то, что она находилась в плену, а не диктовала условия в более выигрышной для себя позиции, и наличие форзейлианского прибора...

— В случае вашего согласия вам, очевидно, будет предложена роль посредника-координатора в нашем секторе реальности. Вы получите возможность непосредственной и устойчивой связи с Держателями и станете...

— Вроде как бы наместником нашего варианта Вселенной? Заманчиво. При должной степени самомнения могу себя вообразить как бы даже Богом... Ведь правильно? Для вас, например, не лично для вас, мадам, а для вашей цивилизации в целом, мои волевые решения станут обязательными? А если захочу, так возьму и отменю закон всемирного тяготения в вашей области Галактики? Это предполагается?

Он вдруг снова ощутил в себе прилив неких душевных сил, вроде как в Москве, когда сумел вызвать из будущего или из параллельной реальности аггрианскую межвременную квартиру-базу. Но сейчас он знал или догадывался, что способен подавить волю Дайяны, заставить ее сказать правду. Вроде бы как загипнотизировать ее.

— А теперь отвечайте честно: для чего вам это? Вы действительно лишь передатчик или у вас есть свой план? Говорите!

Дайяна примерно с таким же выражением лица, какое было утром у Сильвии, послушно ответила:

— Мы рассчитываем, что, если вы примете это предложение и согласитесь занять предлагаемую вам должность, мы, наша раса, получим свободу. Нам не нужно будет больше играть навязанную нам роль. Мы, не все, конечно, но принадлежащие к высшим сословиям, давным-давно все знаем и тяготимся этим. Примерно как это было в вашей истории — изощренная древняя цивилизация Китая под властью маньчжурских варваров... Или в личном плане — философ и мудрец Эзоп, одновременно раб малограмотного патриция...

— Хорошо подготовилась, молодец, — похвалил Дайяну Новиков.

Она словно не услышала.

— У нас даже хуже — мощная цивилизация, с древней историей, с невероятными по вашим меркам научными и техническими достижениями, могущая играть в Галактике самостоятельную и достойную роль, вынуждена на протяжении тысячелетий служить в качестве надсмотрщиков, пастухов для примитивной, почти первобытной расы, все достоинство которой заключается лишь в том, что когда-то кто-то из ее представителей сможет сравниться силой разума с Держателями...

Новиков подумал, что такое знание вполне может быть причиной страшнейшего комплекса неполноценности, а то и вообще национальной шизофрении.

Но одновременно показалось, что у него появляется интересная перспектива.

Он повернулся к Сильвии, которая по-прежнему молча сидела на своем диванчике в углу и с отсутствующим видом смотрела в темное стекло, за которым непроницаемой стеной стояла ночь. Хотя кто ее знает, может быть, ее зрение позволяло ей там что-нибудь видеть?

— Все слышала?

— Конечно, — дернула женщина плечом.

— Тогда забирай свою подругу, отведи ее в каюту и уложи спать. Можно надеяться, что никаких эксцессов до утра не произойдет? — Он говорил так, будто Дайяны здесь вообще не было, да и она сама то ли из вежливости, то ли из гордости делала вид, что разговор ее не касается.

— Думаю, что да. Зачем ей эксцессы?

— Хорошо, если так. Но все же на всякий случай ты осмотри каюту, чтобы никакого оружия и инструментов там не оказалось, запри снаружи дверь и возвращайся... И переодень ты ее наконец! А вас, мадам, — вновь обратился он к аггрианке, — я настоятельно попрошу не предпринимать опрометчивых шагов. Мы ведь еще не закончили разговор. Вполне возможно, что его итоги будут благоприятны для нас обоих. Вашему честному слову можно верить или у вас, как у правоверных евреев-талмудистов, обещание, данное гою, юридической силы не имеет?

Дайяна высокомерно усмехнулась.

— Ну, Бог с вами, не буду от вас никаких клятв требовать. Отдыхайте.

Сильвия вернулась минут через пять.

— Все в порядке. Заперла и каюту, и тамбур на палубу, а иллюминаторы здесь маленькие, не пролезть.

— Молодец, ваша светлость. Делаете успехи. Так что, стоит ее слова принимать всерьез или что-то она темнит?

— Мне трудно судить. Так глубоко моя информированность не простирается. Я ведь только дипломат, специалист по земной истории и политике. Однако какие-то резоны в ее теории имеются.

— И как же я должен ей ответить?

Сильвия снова пожала плечами, теперь уже обоими сразу.

— Это опять же за пределами моей компетенции...

— Но все-таки? Ты лично какой предпочла бы исход?

— Разве сам не догадываешься?

— Хорошо. В общем, буду думать. Следующий вопрос, надеюсь, окажется для тебя полегче. Можно ждать репрессий со стороны оставшихся на главной базе ребят, то есть девчат? Не шарахнут они какой-нибудь супербомбой, так что и сюда достанет?

Сильвия, не отвечая, открыла брошенный в углу рубки кейс с имитаторами, взяла один, положила на край штурманского столика. Вытащила из заднего кармана джинсов блок-портсигар, нажала рубиновую кнопку. Очевидно, информацию от прибора она получала телепатически или через биотоки, потому что никаких воспринимаемых обычными чувствами сигналов Новиков не заметил.

— Сильное излучение. Думаю, что уцелевшие "солдаты" доложат на главную базу о случившемся, дождутся подкрепления с соответствующим оборудованием и начнут поиск. Сутки это у них займет, если ты разбросал маячки на достаточно сложной местности. Убедятся, что их обманули, а дальше не знаю. Бомбить по площадям вряд ли станут. Придумают что-то более остроумное, а вот что? Ты все время забываешь, я оказалась здесь впервые в жизни и никакого понятия об оснащении базы, ее гарнизоне, планах и инструкциях на случай чрезвычайных ситуаций не имею.

— Опять, что ли, Дайяну допрашивать? Надоело! Ну а если нас они не найдут, а сразу ее вычислять станут?

Сильвия направила портсигар теперь уже на Новикова.

— Ничего не получается. Экран абсолютный. Откуда у тебя эта штука? Раньше ведь ее не было, иначе и переход с Земли на Таорэру не получился бы...

— Секрет фирмы. Так, значит, под этим экраном ни катер, ни Дайяну не видно?

— Получается, что так. Известной мне аппаратурой экран преодолеть нельзя. От Антона подарочек?

— Если скажу, что в сельпо купил, все равно ведь не поверишь. Короче, иди тоже отдыхать в ее каюту. Пообщайся с ней, если еще не спит, может, узнаешь что интересное. А я выберу подходящую бухточку и стану до утра на якорь. Там и разберемся на свежую голову...


<< Часть I. Глава 13 Оглавление Часть I. Глава 15 >>
На сайте работает система Orphus
Если вы заметили орфографическую или какую другую ошибку в тексте,
то, пожалуйста, выделите фрагмент текста с ошибкой мышкой и нажмите Ctrl+Enter.